История создания
 Структура
 Организационные    принципы
 Персоналии
 СМИ о ПФК
 Кинопроцесс
 Мероприятия
 Статьи и проекты
 Премия ПФК
 Лауреаты
 Контакты
 Фотоальбом



  Разговоры после кино  

В череде дискуссионных мероприятий 2-го Международного Кинофорума в СПб был заявлен едва ли не в качестве центрального "круглый стол" по программе "Актуальное кино.Терроризм. Кино на пороховой бочке" - "Кино после катастрофы".

Тема была приурочена к 10-летию атаки террористов на Нью-Йорк 11.09.2001. В тезисах к дискуссии было отмечено, что "за изменениями в мире неизбежно следуют изменения в культуре": "В кино меняется язык и ритм повествования, образ героя и антигероя, на иной уровень выходит проблематика, ирония и самоирония". Обращалось внимание на то, что отечественный кинематограф "равнодушен к теме терроризма", а причина этого может крыться как в цензуре, так и в самоцензуре. Вопросы были поставлены серьезные, но ответы на них так и не прозвучали.
Начать с того, что все выступающие по разному определяли, что такое терроризм и кто такие террористы. Оказывается, что это и "сексуальные маньяки"(М.Трофименков), и "насилие против насилия"(Л.Малюкова), и "бойцы сопротивления"(Д.Леконт), и "партизаны"(Г.Джордан), и "невидимая угроза, которая рядом"(А.Долин), и "орудие слабых против сильных"(Д.Горелов) и т.д. Ли Тамахори рассказал, что фильм об Ираке никто не хотел финансировать - деньги он нашел только в Бельгии. Даниэль Леконт говорил об опасности, снимая фильм о террористе("Карлос"), вызвать к нему сочувствие. Вообще подавляющая часть времени была посвящена американскому и европейскому кино, о том что зритель почему-то не очень рвется на фильмы о терроризме, а у продюсеров эта тема не вызывает энтузиазма.При этом никто не заикнулся о неких "изменениях в культуре", "ритме повествования", не говоря уже об "иронии и самоиронии", какие должны были якобы проявиться после 11 сентября. Поэтому заявление в начале дискуссии одного из ведущих о том, что о 10-летии атаки террористов не вспомнил ни один фестиваль, подтвердилось тем, что в кино после этого ничего не изменилось: потому и не вспомнили. 
На отечественное кино время для дискуссии оставалось мало. Выступавшие склонялись к тому, что отсутствие темы терроризма в нашем кино - это самоцензура: "Кино либо идет в авангарде задач, либо выступает в роли субподрядчика, что и происходит сейчас"(А.Гудкова). Радикальнее всех высказался г-н Д.Дондурей: "Русское кино вообще ни к чему не готово, потому что состоит из сообщества трусов". К сожалению, ведущие оставили это заявление без внимания. Алексей Юрьевич Герман, к которому я обратился за комментарием, назвал это высказывание "глупым" - и это самое деликатное определение, которое ему можно было дать. Дело в том, что русская культура по своей природе дидактична, а потому занимается в первую очередь героями, а не моральными уродами, вроде террористов. Эту нелегкую задачу взяли на себя Ф.Достоевский("Бесы") и А.Солженицын ("Красное колесо"), в сущности исчерпавшие проблему. Кроме того, в современном российском обществе нет запроса на эту тему, несмотря на то, что теракты случаются постоянно. Фильм, снятый на эту тему (вроде сценария,о котором рассказал Д.Горелов) в условиях нынешнего состояния российского кино неизбежно попал бы в разряд либо боевиков в голливудском стиле( типа "Кандагара"), либо в маргинальный арт-хауз (типа "России 88"), но в любом случае он не стал бы событием.
И тем не менее террор в нашем кино присутствует. И как его может не быть, если он разлит во всей нашей жизни? Вспомним, что два главных фильма прошлого года - "Кочегар" и "Счастье мое" - заканчиваются терактами. У Балабанова - восстание героя против бизнесменов-бандитов, у Лозницы - против государственной власти в лице работников ГИБДД (правда, при этом гибнут и посторонние ,но потому, что виноваты все - и те, кто вершил беззаконие, и те, кто безропотно подчинялся). Это терроризм или нет? Во всяком случае, это подходит под большинство определений, данных в дискуссии. Эти фильмы - свидетельство нарастания напряженности в обществе, готовое выплеснуться в трагические события. Это нынешние "кремлевские горцы"живут "под собою не чуя страну" - они кино не смотрят, но почему же социолог Дондурей этого не "чует"? Впрочем, еще в 1998 году Петром Луциком была снята незабываемая "Окраина", где мужики пошли походом на Москву, чтобы вернуть захваченные темными силами земли. Эти террористы так напугали одного из бывших
авторов передового журнала "Искусство кино",что он призвал не допустить фильм до экранов, что и было сделано. И это был первый призыв к цензуре с перестроечных времен. Правда, на страницах самого журнала проницательный критик (И.Манцов) закончил свою статью о фильме фразой: "Петр Луцик оказался слишком внимателен к подземному гулу времени". Так что русское кино еще 12 лет назад предупреждало о проблемах, ждущих наше общество. Это г-н Дондурей с его нынешним журналом оказался не готов к ним.
Проседевший на этом "круглом столе" безмолвно битых два часа Кшиштоф Занусси успел сказать только одно: ему не хватило этического аспекта. И это верно: разговор, как обычно, свелся к частностям - поиску денег, трудностям производства, к чему угодно, лишь бы избежать ответа на простой, но главный вопрос: что такое хорошо, и что такое плохо - здесь и сейчас? Может быть поэтому организаторы дискуссии предпочли вспомнить об Америке 2001 года, но забыли о другом юбилее - России 1991 года?
- В.К. -

Комментарии


Оставить комментарий:


Символом * отмечены поля, обязательные для заполнения.
Разработка и поддержка сайта УИТ СПбГМТУ                 Copyright © 2006-2017. ПФК. All rights reserved.