История создания
 Структура
 Организационные    принципы
 Персоналии
 СМИ о ПФК
 Кинопроцесс
 Мероприятия
 Статьи и проекты
 Премия ПФК
 Лауреаты
 Контакты
 Фотоальбом



  За «Ленфильм»! За кино!  

Как известно, в новом составе Государственной Думы немало известных деятелей культуры и искусства. Считается, что «политика» использует любимцев народа – за их счет набирает очки та либо иная партия. Но вот режиссер и продюсер Владимир Бортко категорически не согласен с тем, что художники не вправе или некомпетентны решать государственные вопросы.

Владимир Владимирович депутат от КПРФ, и можно сказать, что он со всем пылом преобразователя мира взялся за дела. Бортко активнейшим образом намерен способствовать тому, чтобы отечественный кинематограф наконец получил ту форму существования, при которой он возродится и заживет. В своей деятельности заместитель председателя комитета по культуре Госдумы депутат Бортко уверен в соратниках – председателе названного комитета Станиславе Говорухине и первом заме Елене Драпеко. Они представляют другие партийные образования, но это в данном случае совершенно неважно.

Владимир Владимирович любезно ответил на вопросы нашего обозревателя Ольги Шервуд.

 

- Что вы сделаете прежде всего?

- Я уже подал депутатский запрос на имя министра культуры, посвященный двум проблемам. Это приватизация «Ленфильма» как таковая. И возвращение ему прав на коллекцию фильмов, здесь произведенных.

- Это связанные вещи…

- Безусловно. Возвращение прав означает приток на «Ленфильм» немалых средств, поскольку его картины – я бы сказал, наши картины, ибо сам ленфильмовец 35 лет – идут по многим телевизионных каналам каждый день. Выпускаются на разных носителях. Транслируются в интернете. Но куда утекает доход от этого? Загадка. До сих пор даже неясно, мне например, куда и как эта коллекция делась. Только «Мосфильм» располагает своими фильмами, что немало способствует его уверенному экономическому положению. А «Ленфильму», как и другим студиям, необходимо ее вернуть. На государственном уровне это можно и нужно сделать.

Необходимо также наконец наладить в полной мере получение авторских отчислений кинематографистам. А то стыдно читать в некрологах, как наши товарищи умирают в нищете. Те, кто сделал не один киношедевр.

- Что вы думаете о будущем студии как таковой?

- Полагаю, «Ленфильм» сознательно довели до того состояния, в котором он сейчас находится. То есть, фактически, сидит без работы.

Есть люди, мне кажется, которые в таком простое заинтересованы. Предстоит разобраться и доказать это. Но будущее студии в не в том, чтобы их найти и наказать. Судьба «Ленфильма» неразрывно связана с судьбой всего нашего кинематографа. Студия должна быть в него вмонтирована. Она должна функционировать, как фабрика. Вот этим я и буду заниматься ближайшие пять лет. Хотелось бы, конечно, достичь результата быстрее. Но запрос – только начало. Нужны поправки в закон о кино.

- Когда вам должны дать ответ на запрос?

- По закону – через месяц.

- Мне кажется, в предвыборный период вряд ли может быть ответ по существу.

- Так что ж теперь, не работать? Замереть?

- Город сказал, что готов взять студию под свою юрисдикцию…

- Благородный порыв, но что дальше? Город покрасит стены, условно говоря. Но это опять лишь консервация «Ленфильма» как нескольких зданий в центре. А фабрика должна работать. Учтем, что она создает уникальный продут, и весьма дорогой. Разве городская администрация может сделать так, чтобы на студии снимались фильмы? Чтобы были заказы? Необходимо дать возможность «Ленфильму» самому зарабатывать себе на жизнь. Вот этим государство должно обеспокоиться. Разработкой законов, позволяющих «Ленфильму» существовать и снимать фильмы. Вот этим я и хочу заниматься в Комитете по культуре Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Звучит внушительно, хотелось, что бы и результат был не менее впечатляющ.

Кстати, о самом городе. Я участвовал в новогодней встрече деятелей культуры с губернатором. Там многие говорили о Петербурге. Сначала один выступающий сказал: «Петербург – культурная столица России». С натяжкой, ну да ладно. Затем второй поправил первого, заявив: «не только России, но и Европы». Ну а третий убежденно произнес: «Петербург – культурная столица мира». Знаете, хотелось то ли плакать, то ли смеяться. Удивительное самомнение. Основанное на чем? На существовании Эрмитажа и Мариинки? И все? Думаю, для подтверждения даже первого статуса нам еще нужно очень и очень многое сделать. И городу, и деятелям культуры, в нем живущим.

И второе. Сидящие на той встрече седовласые мэтры призывали к эволюции. Но в искусстве работает только революция! В искусстве ценится взрыв, неожиданность, новизна. А когда взывают к эволюции, я думаю о том, что просто хотят сохранить статус-кво. При котором очень хорошо всем НАМ – тем, кому уже далеко «за». Среди гостей губернатора был всего один молодой человек – балерина Диана Вишнева (надеюсь, остальные дамы меня простят). Хочется, чтобы молодых было значительно больше.

- Но куда ж девать мастеров? Вы ведь тоже еще стремитесь делать кино и получать финансирование?

- Что до меня – мне кажется, я не занимаю чужого места. Иждивенцем не буду никогда: дает деньги телевидение - снимаю телепроекты. Должна быть свободная конкуренция. В театрах тоже, кстати… Понятно, что вопрос непростой, но его надо решать.

- Вернемся к кинематографу. В последнее время много пишут о его проблемах даже в неспециальной прессе…

- Специфика кино в том, что это одновременно искусство и отрасль народного хозяйства. С одной стороны, через фильмы нация себя выражает, и это важнейшая задача кино. С другой – хотелось бы, чтобы кинематография была, как при советской власти, второй статьей дохода бюджета страны. Ну, или хотя бы себя кормила. Проблема в том, что у нас до сих пор нет кинематографа как индустрии. Есть отдельные удачи – фильмы. А вот американская кинематография это мощнейшая индустрия, и потому она самая влиятельная в мире. Нашему кино надо помочь. Пора, наконец, ликвидировать такую систему, при которой кто-то получает государственные деньги на производство, а потом само государство в пустом зале это кино и смотрит. Кому это нужно? Никому. При этом не надо бояться «индустриализации» искусства. Художника убить нельзя – он все равно будет творить, даже бесплатно.

- Однако хотелось бы встречаться с его творениями…

- Обязательно. Но я сейчас говорю о кино как части экономического и культурного богатства страны. Тут очень много проблем – распределение денег (мне совсем не нравится принятая система дележки между восемью компаниями-производителями), количество выпускаемых картин в год, единый билет, пиратство, кинотеатры и так далее. Предложения есть, они зависают, их пора обсуждать и внедрять.

Надо следовать примеру Франции, в которой процветает национальный кинематограф. Я сейчас читаю толстенную книгу о том, как там все устроено. Сложнейшая система мер, вписанность законов о кино во всю законодательную базу Французской Республики. Вот и у нас должно быть аналогично. А если выразиться по-простому, то наша задача так изменить ситуацию, чтобы в кино перестали воровать государственные деньги. Отчитываться придется.

- Давайте спустимся на персональный уровень. Вот вы, режиссер и продюсер, задумали новый проект. Куда пойдете?

- Я хотел бы сделать так, чтобы я сам мог пойти на «Ленфильм» и запуститься в производство на этой студии. Если она государственная – что ж, государство вправе утвердить мой сценарий или нет. Если отказали, то я должен иметь возможность обратиться в банк и взять ссуду или кредит, за которые потом буду отвечать по закону. Но я должен быть уверен, что мой фильм пойдет в кинотеатрах в хорошее время и достаточным числом копий. И что все заработанные деньги будут распределены справедливо между участниками процесса.

А вообще кино – это риск. Гораздо больший, чем обычный бизнес. Надо быть к нему готовым. Я готов. Мои фильмы смотрит сорок миллионов человек.

- Вы нашли прекрасную нишу – экранизацию классики…

- Знаете, это она меня нашла. Таков заказ телеканалов. Мне хочется снимать кино о современности. Более того, если мы хотим двигаться вперед, фильмы должны быть о нынешнем дне.

- Есть сценарий?

- Конечно. О чем? О жизни. Старый человек хочет снимать о жизни. О молодежи… (произносит голосом отца народов)

- А что это вы заговорили с интонацией вождя?

- Сталин – герой моего другого сценария. Жду ответа от телеканала, будем над ним работать или нет. Если да, то там первый эпизод – взятие Берлина. Десять минут. Масштаб. Так что вариант для кинотеатра тоже предполагается. Тем более, что молодое поколение, по-моему, уже не знает кто взял Берлин – мы или американцы…

- Сталин - политическая фигура. Вы не ожидаете каких-либо идеологических указаний со стороны заказчика? Споров с ним?

- Я никогда не чувствовал на себе давления начальства. Снимал, что хотел. Только раз – в «Блондинке за углом» - пришлось пожертвовать многим, чтобы фильм вышел. Но мы ж не знали, что картину будут показывать тридцать лет. Думали – посмеёмся и забудем…

С-Петербургские ведомости

Комментарии


Оставить комментарий:


Символом * отмечены поля, обязательные для заполнения.
Copyright © 2006-2017. ПФК. All rights reserved.