История создания
 Структура
 Организационные    принципы
 Персоналии
 СМИ о ПФК
 Кинопроцесс
 Мероприятия
 Статьи и проекты
 Премия ПФК
 Лауреаты
 Контакты
 Фотоальбом



  Что-то происходит в немецком кино  

10-й юбилейный фестиваль немецкого кино в Петербурге, казалось, не обещал ничего необычного. Очередные десять новых фильмов, среди которых, как правило, два-три поднимаются выше привычного среднего уровня. Однако на этот раз все было иначе. Да, представленные фильмы были разного качества, но почти всех их объединяло нечто общее, не характерное до сих пор для немецкого кино, которое мы знали. Похоже, количество разнообразной продукции начинает переходить в некое новое качество, пока неустойчивое, не всегда уловимое, но все более отчетливо проявляемое. При самом первичном анализе этого впечатления можно выделить пока одну составляющую этого качества, а именно - легкость. То, чего зачастую так не хватало несколько тяжеловесному немецкому кинематографу. Очевидно также, что эту новую интонацию привносит в него новое поколение немецких кинематографистов.

Наиболее традиционной из всех фильмов программы была лента Маргарете фон Тротты "Ханна Арендт". Фон Тротта - наиболее заслуженная и известная нашему зрителю женщина-режиссер( "Поруганная честь Катарины Блюм" была в нашем прокате, многие фильмы показывались на различных фестивалях и по телевидению). Однако, при вполне жанрово-традиционной эстетике картины, она поражает смелостью обращения к данной теме. Фигура Ханны Арендт и в те времена вызывала, мягко говоря, неоднозначное к себе отношение, а в сегодняшнем толерантном обществе и подавно. В фильме называется число погибших в Холокосте 4,5 - 6 млн. человек. Сегодня за сомнение в сакральной цифре 6(млн) ученых-историков, как говорят, в Европе сажают в тюрьму. Барбара Зукова, пожалуй, со времен "Розы Люксембург" не имела такой серьезной роли, и была в ней так убедительна, что получила номинацию Европейской Киноакадемии. Традиционным был и швейцарский фильм Маркуса Имбодена "Приемыш", но и он поднимал весьма неодназначную тему в истории страны - передачу детей из приютов и бедных семей за определенную доплату в дома фермеров, где они зачастую использовались как дармовая рабочая сила. Впрочем, возникает и определенная ассоциация с нынешней практикой ювенальной юстиции.

Удивительным образом со швейцарским фильмом перекликается тема третьей игровой картины Георга Мааса "Две жизни". Здесь также речь идет о разделенных семьях, но на этот раз речь идет о детях, родившихся от немецких солдат в Норвегии. Их тоже нередко отдавали в немецкие приюты, где зачастую их вербовала разведка ГДР. Георг Маас - режиссер среднего поколения, но это уже новое немецкое кино, следующее за успехом фильма Ф.Х. фон Доннерсмарка "Жизнь других" - и в на- дежде на его повторение выдвинутое от Германии на премию "Оскар". После долгого перерыва в значительной роли наши зрители увидели здесь замечательную норвежскую актрису Лив Ульманн. Если эта лента создавалась в содружестве с норвежскими кинематографистами, то фильм Михаэлы Кезеле "Мост через Ибар" снимался целиком в бывшей Югославии и с сербскими актерами. Река Ибар разделяет в Косово сербскую и албанскую части одного поселения, здесь по-прежнему постреливают с обеих сторон, но жизнь требует своего, и возникшее чувство молодой сербской женщины к албанцу не может не закончиться трагически. Очень зрелый дебют бывшей эмигрантки из Хорватии М.Кезеле на весьма острую и тяжелую для распавшейся страны тему. Эти два сделанных в копродукции фильма отличает высокое качество всех компонентов (особенно операторской работы), а также деликатность и тщательность продюсерской работы, не позволившей никаких двусмысленностей в обращении к острой и спорной проблематике(что случается иногда при работе над русской темой). Бесстрашие продюсеров в вы- боре острейших - и зачастую некоммерческих проектов - еще одна примета нового подхода к кино.

Еще одна неожиданная копродукция - фильм австрийского режиссера Юлиана Пельслера "Стена" с немецкой актрисой Мартиной Гедек в бенефисной роли. В картине только одно фантастическое допущение - возникновение прозрачной стены между героиней и почти всем остальным миром. В остальном - лента живописует обыденную жизнь лесной отшельницы наедине с природой - таинственной и прекрасной, но , как мы знаем из русской классики , - равнодушной к человеку. Равнодушной, потому что- вечной... Фильм получился многозначным, его можно рассматривать на разных уровнях восприятия, что удивительно для режиссера, работающего исключительно на телевидении.

Новый фильм Каролины Линк "Съезд на Марракеш" вновь, после громкого успеха "Нигде в Африке", снят на африканском континенте. Роскошный и, надо полагать, недешевый проект, погружает зрителя в марокканскую экзотику с такой притягательной силой, что сюжет, в основе которого - отношения отца с сыном - становится почти не важен. В отличие от него дебют Ларса-Гунара Лотца "Виновны всегда другие"(на МКФ в Петербурге в сентябре он шел под международным названием "Бремя вины") достаточно камерный и сосредоточен на психологии молодого преступника, узнающего в воспитательнице колонии свою жертву. Процесс раскаяния героя, осознания им своей вины, показан весьма убедительно, что случается нечасто. И снова дебют - "Странный маленький кот" режиссера Рамона Цюрхера и его брата-продюсера Сильвана Цюрхера - обращается к очень традиционной для немецкого кино (особенно для ГДР) семейной теме. Однако здесь она трактуется совершенно непривычно: обычный день большой немецкой семьи с ее заботами, привычками, тревогами - снят почти документально, совершенно бессюжетно, но за отношениями членов семьи проглядывает некая отчужденность. Здесь все вместе, но каждый по отдельности. То ли модель современного общества, то ли модель Евросоюза... Сбитые с толку некоторые зрители после сеанса говорили братьям-авторам, ч то увидели модель счастливой семьи. Однако в этой семье животным позволяется буквально все, а маленькая девочка за малейшую строптивость получает от матери пару зуботычин. Так что счастлив здесь, пожалуй, только рыжий кот... И вновь трудно представить себе русского продюсера, взявшегося бы за такой проект.

Однако главной неожиданностью программы стал фильм Яна Оле Герштера "Oh boy", признанный в Германии лучшим фильмом этого года. Герштер начинал ассистентом режиссера Вольфганга Беккера - на фильме "Гудбай, Ленин", так что он по праву может считаться "дитем" нового немецкого кино.

Таких фильмов в Германии до сих пор просто не снимали. Почти бессюжетный, черно-белый фильм о жизненных метаниях обаятельного Нико Фишера(замечательная роль Тома Шиллинга), которому уже под тридцать, а он еще находится в поисках самого себя и своего места в жизни. Его скитания по Берлину странным образом заставляют вспомнить образы классической ленты Вальтера Руттмана "Берлин. Симфония большого города"(1927), хотя это уже другой Берлин, современный, лишенный предчувствия надвигающейся трагедии. Впрочем, это сейчас мы смотрим фильм Руттмана, зная о том, что произойдет в этом городе дальше - и это знание прибавляет печали. Но Берлин Герштера лишен и элегичности скитаний героев Вима Вендерса. Однажды мне довелось спросить Вендерса, имел ли он ввиду, снимая "Небо над Берлином", упомянутый уже фильм Руттмана и "Варьете" Эвальда Дюпона. Вендерс подтвердил, что перед началом работы он показал киногруппе фильм Руттмана и "Вечерних посетителей" Марселя Карне(поэтическая аллегория Жака Превера о дьяволе, пытающимся завладеть чистой душой). Вендерс пытался очистить душу Берлина от дьявольского наследия фашизма. Берлин у Герштера дышит уже совершенно свободно. Интонационно Герштер скорее ориентировался на Отара Иоселиани, его "Листопад", где главного героя, кстати говоря, тоже зовут Нико. Вряд ли это совпадение случайно. Но если это и не так, то фильм Герштера - лучший дебют, увиденный в этом году. И самая большая надежда, связанная с новой интонацией в немецком кино. Случайна она или нет, покажут ближайшие годы.

Владимир Кузьмин

Фотоальбом

Комментарии


Оставить комментарий:


Символом * отмечены поля, обязательные для заполнения.
Copyright © 2006-2017. ПФК. All rights reserved.