История создания
 Структура
 Организационные    принципы
 Персоналии
 СМИ о ПФК
 Кинопроцесс
 Мероприятия
 Статьи и проекты
 Премия ПФК
 Лауреаты
 Контакты
 Фотоальбом



  Вечное возвращение Жана Марэ  

В декабре этого года исполнилось 100 лет со дня рождения Жана Марэ. Для военного и послевоенного поколения советских кинозрителей не было более любимых "зарубежных" актеров, чем Жан Марэ и Радж Капур. Сегодня о Жане Марэ вспоминать не хотят. Как же, он из этих, которые... Как бы чего не вышло... Скоро и о Чайковском не будут вспоминать эти "господа в футляре"... Этот текст был написан и опубликован в 1997 году - и сегодня не грех его вспомнить.

 

Александр Блок как-то написал: "Наша память хранит с малолетства веселое имя: Пушкин". Вслед за поэтом хочется также воскликнуть: "Какое веселое имя - Жан Марэ!" Человек, одно имя которого способно нести радость, - согласитесь, явление уникальное в раздираемом трагическими противоречиями 20-м веке. Много ли найдется других таких актеров, при имени которых светлеют лица, а взгляды становятся задумчиво-мечтательными? Совершенно не важно, что он играл, кого изображал, из какой-такой жизни-эпохи - гораздо важнее было само его присутствие в кадре. Человеческая индивидуальность Жана Марэ часто намного превышало все то, что он делал в образе того или иного персонажа. В любом костюме и в любом окружении он выглядел посланцем из какого-то другого мира, где нет ненависти, злобы, зависти, обмана, а есть лишь любовь, красота и добро.Человек-идеал, немыслимое совершенство, почти ангел.

Наверное, он был рожден для того, чтобы стать актером. Природа наделила Марэ тем, что позднее Жан Кокто назовет "античной красотой". Хотя сам актер никогда не считал себя красивым, находя свою внешность слащавой: "Если бы мне была дана совершенная красота, я не стал бы жаловаться". Он обожал смотреть фильмы, и первой героиней, которой он увлекся, была Перл Уайт, затем Дуглас Фэрбенкс, Мэри Пикфорд, Рамон Новарро - так еще в детстве его кумирами стали короли "плаща и шпаги" прилюченческого кино. Любимым развлечением Марэ того времени было разыгрывание сцен из популярных фильмов. Он всегда знал, что будет актером - и стал им. Вначале это был театр, школа зна- менитого Шарля Дюллена, затем пришла очередь кино. Первым кинорежиссером, к которому он обратился с просьбой попробовать его на съемках, был Марсель Л`Эрбье, который оценил его внешние данные, но не разглядел в нем актера. Он использовал Марэ как статиста - в фильме "Скандал"(1936), где Жан изображал лифтера, "роняющего" фразу: "Ваша почта, сударыня", и в фильме "Новые люди"(1936), где он в "роли" офицера произносил: "Телеграмма, генерал". Однако в 1937 году Марэ-статист знакомится с Жаном Кокто, и это становится его вторым рождением, рождением настоящего художника кино и театра.

23-летний Марэ, наивный и чистый ангел во плоти, становится вдохновителем едва ли не всех последующих творческих свершений Кокто. История их взаимоотношений лишний раз доказывает, что любовь - великое чувство, движущее людьми и направляющее их в самое благоприятное творческое русло, если это действительно настоящее и глубокое чувство. Специально для Марэ Кокто напишет одну из лучших своих пьес - "Несносные родители", которую он сам поставит сначала на сцене, а затем и в кино(1948). Художник изобразил здесь семью, в которой, несмотря на видимую "артистическую свободу", царят буржуазно-мещанские предрассудки. Вслед за Федором Сологубом Кокто мог бы повторить: "Беру кусок жизни грубой и бедной и творю из него сладостную легенду, ибо я поэт". Во многом это была история самого Марэ и его отношений с матерью-клептоманкой, которую он очень любил.

Свой фильм Кокто снимал так, будто все происходит на театральной сцене: действие разворачивается в одной декорации, не выходя за ее пределы - и это смотрится как авангардное кино, которое позднее Андре Базен окрестил термином "экранизированный театр". Кокто часто обращался и непосредственно к легендам, таким как средневековый миф о трагической любви Тристана и Изольды. Он пишет сценарий фильма "Вечное возвращение", перенося действие в современность, подчеркивая тем непреходящую ценность этой "истории о силе и фатализме чувства, которому ничто не может противостоять"( Ежи Теплиц). Двое влюбленных, Патрис и Натали, которых играли Жан Марэ и Мадлен Солонь, представали в фильме как два исключительных существа, любовь которых облагорожена муками и освящена на все времена смертью. Фильм снимался Жаном Деланнуа в 1942 году, и когда он вышел на экраны Парижа, то романтическая атмосфера картины, блестяще снятой Роже Юбером и сопровождаемая проникновенной музыкой Жоржа Орика, произвела громадное впечатление на зрителей, позволив им отвлечься от суровой оккупационной действительности.

Как и многие молодые люди его возраста, Марэ был призван в армию, и хотя заработал Железный Крест, признавался, что получил его случайно, не участвуя в боях. В 1945 году Кокто ставит по своему сценарию, написанному по сказке Лепренс де Бомон, фильм "Красавица и зверь", используя столь же популярный, как и мотив "любовь, побеждающая смерть", мифологический мотив о силе любви, возвращающей околдованному принцу его подлинный человеческий облик. В паре с Жозетт Дэй Марэ играл здесь и принца и зверя - в сложной маске, прототипом которой послужил любимый пес Мулук. Еще один сценарий, поставлен- ный Пьером Бийоном, Кокто написал по пьесе Виктора Гюго "Рюи Блаз"(1947), вольно трактуя ее в выигрышном для Марэ плане, где актер снова играет двойную роль - завороженного любовью Рюи Блаза и бесшабашного разбойника Дона Сезара де Базана. Это был фильм, в котором Жана Марэ впервые увидели советские зрители - он вышел у нас в 1952 году под названием "Опасное сходство". Стех пор Марэ становится лля советского человека олицетворением какого-то неземного благородства, недоступного простому смертному, навсегда поражая сердца нескольких поколений зрителей. В 1947 году Кокто снимает по своему сценарию фильм "Двуглавый орел", посвященный трагедии замка Кранц, где Марэ играет поэта-террориста Станислава, подосланного убить королеву, вдову Людовика Второго Баварского, но любовь,вспыхнувшая между ними, приводит к смерти обоих.

Наконец, в 1949 году Кокто снимает свой программный фильм "Орфей",вобравший в себя все особенности поэтики художника. Марэ играет здесь легендарного фракийского певца Орфея, в поисках жены Эвридики спустившегося в царство мертвых и, вопреки запрету, уходя, оглянувшегося на это царство. В то же время - вся эта история происходит с реальным человеком, поэтом, живущим в современном Париже, кото- рому было дано проникнуть в Зазеркалье. Поставленный 10 лет спустя фильм "Завещание Орфея"(1959) становится художественным завещанием самого Кокто, собравшего здесь вокруг себя близких ему людей. Роль Орфея на этот раз исполнял он сам, Марэ играл царя Эдипа, а Мария Казарес и Франсуа Перье, как и в первом фильме, исполняли роли Смерти и ее шофера Эртебиза. Кроме того, в фильме участвовали Пабло Пикассо, Шарль Азнавур, Франсуаза Саган, Юл Бриннер, Лючия Бозе и Домингин, Роже Вадим и Бриджит Бардо. Это было прощание Кокто со своим художественным миром, которому суждено было исчезнуть вместе с поэтом.

Последним же совместным фильмом Кокто и Марэ стала картина "Принцесса Клевская" (1960), поставленная Жаном Деланнуа по сценарию драматурга. Это снова история трагической любви - на этот раз пожилого принца к своей юной жене (Марина Влади), из-за недостатка чувства которой принц медленно умирает. Сцена предсмертного прощания с плачущей, ни в чем не повинной женой была настолько прочувствована актером, что фильм остался для него в числе самых любимых. За исключением этого последнего фильма все совместные картины Марэ и Кокто - скромные черно-белые ленты, ставшие, однако, лучшими в наследии актера. Тем не менее весь мир покорили другие фильмы с участием Жана Марэ.

Мастер приключенческого и комедийного фильма Кристиан-Жак еще в 1942 году пригласил Марэ на роль Хозе в экранизации "Кармен", где впервые проявились недюжинные способностиактера к выпол- нению сложных трюков без дублера. С тех пор он чередует съемки в современных мелодрамах со съемками в костюмных, историко-приключенческих фильмах в жанре "плаща и шпаги", многочисленных экранизациях. Вна- чале было больше мелодрам: "Стеклянный замок"(1950) Рене Клемана с Мишель Морган, о которой актер в сво- их мемуарах написал, что она была единственной женщиной, которую он смог бы полюбить; "Полуночные влюбленные"(1952) и "Жюльетта"(1953) с Дани Робен; "Будущие звезды"(1954) Марка Аллегре с Бриджит Бардо, которая в своих мемуарах удостоила Марэ одной фразы - "ленивый и холодный партнер не слишком вдохновляет". Затем Марэ все больше уходит в историю: от "Графа Монте-Кристо"(1953) по роману А.Дюма и "Аустерлица"(1960) Абеля Ганса до "Парижских тайн"(1962) по Эжену Сю и "Железной маски"( 1962) и т.д. Все эти фильмы эксплуатировали отнюдь не актерские данные Марэ, но его бесспорные человеческие качества, ибо не было лучшего актера, который мог бы найти в себе столько благородства, рыцарства, царственного великодушия и просто элементарной порядочности. Марэ был убедителен в каждом, даже в самом слабом своем фильме, потому что бесспорна была его человеческая суть. Даже в пародийном "Фантомасе"(1964) он не терялся на фоне тысячеликого Луи де Фюнеса. Тем более странно, что после Кокто, скончавшегося в 1963 году, этот человеческий дар актера остался во французском кино невостребованным.

Когда Лукино Висконти потребовался актер, способный в коротком эпизоде его экранизации "Белых ночей" Ф.Достоевского превзойти значительностью и духовным благородством героя Мастроянни и тем самым сделать убедительными ожидания героини Марии Шелл, он попросил об этом своего друга Жана Марэ. Они познакомились еще на съемках у Ренуара в "Забавной драме"(1937), где Висконти был ассистентом режиссера, а Марэ изображал подвыпившего франта. Затем они вместе работали в театре. Собственно, Марэ никогда не переставал играть в театре, сам ставил спектакли, проектировал декорации, эскизы костюмов. Под влиянием Пикассо он стал много рисовать, писал картины, занимался керамикой, скульптурой, записал несколько песен на стихи Кокто, написал две книги воспоминаний... Жизнь Марэ всегда была заполнена искусством, даже тогда, когда театр и кино стали уходить из нее.

В начале 70-х годов он снимается в телесериале "Жозеф Бальзамо" по роману А.Дюма и в фильме-сказке Жака Деми "Ослиная шкура"(1970) с Катрин Денев, где Марэ играл современного короля, предпочитающего коню вертолет. Деми - единственный режиссер "новой волны", которому оказался близок дар Марэ. Франсуа Трюффо восхищался им, но никогда не приглашал к сотрудничеству. В своем фильме "Последнее метро" он исполь- зовал известную историю, ставшую легендой, когда Марэ в кровь избил гестаповского приспешника, журналиста Алена Лобро, написавшего гадости о Кокто. Марэ тогда рукоплескал весь Париж. Однако в Депардье, игравшем эту роль у Трюффо, нет и десятой доли той человеческой значительности , какая есть в Марэ, поэтому-то, наверное, фильм получился мелковатым... Возвращение Марэ в кино произошло в 1985 году, когда Жак Деми снимает с ним и Франсисом Юстером свой "Parking" - еще одну парафразу мифа об Орфее и Звридике. В 1986 году Марэ играет исто- рию практически о самом себе и своем приемном сыне Серже в фильме Вилли Рамо "Родственные узы".

На вопросы о своей жизни он отвечал: "Живу один, но рад людям. У меня работа, для которой живу, и этого достаточно.Слава, деньги, популярность - это для молодых. Мне достаточно заката солнца, дождя, сознания того, что живу, существую. Меня принимают за одиночку, живущего воспоминаниями. В этом мало правды, потому что свою жизнь я выстроил сам. А это, думаю,могут сказать о себе немногие". Проходит еще 10 лет, прежде чем кино вновь вспоминает о Марэ - когда Бернардо Бертолуччи после длительных восточных вояжей снимал в Тоскане свою "Ускользающую красоту". Ему необходим был кто-то, кто одним своим появлением в кадре смог бы обозначить вечные ценности быстротекущей жизни. Единственным, кому это было по силам, оказался Жан Марэ. Отсюда - в вечность. Жану Марэ суждено вечное возвращение, покуда не погас луч света в темноте кинозала, пока живо само искусство кино.

Владимир Кузьмин, журнал "Видеотоп", 1997.

Фотоальбом

Комментарии


Пользователем Архипова Галина Гордеевна было прокомментировано
26 Мая 2014 в : 01:12
Полностью согласна с тем,что в каждой роли Жан Марэ являл себя.Где-то читала слова Кокто,что бог дал ему (Марэ) прекрасное тело,в которое надо было вложить такую же прекрасную душу. Судя по результату,совместный труд двух Жанов в этом направлении дал тот великолепный результат, который смотрит на нас с экрана. Обаяние личности Жана Марэ ещё долго-долго будет сплачивать его поклонников и приобретать новых. Свет далёкой звезды по имени Жан Марэ ещё долго будет идти к людям.
Оставить комментарий:


Символом * отмечены поля, обязательные для заполнения.
Copyright © 2006-2017. ПФК. All rights reserved.