История создания
 Структура
 Организационные    принципы
 Персоналии
 СМИ о ПФК
 Кинопроцесс
 Мероприятия
 Статьи и проекты
 Премия ПФК
 Лауреаты
 Контакты
 Фотоальбом



  О "Жажде"  

Экранизацию одноименной повести Андрея Геласимова сделал дебютант Дмитрий Тюрин, и она вышла на экраны кинотеатров.

Повесть опубликована в 2002-м, она про последствия чеченской войны, и тему не назовешь животрепещущей. Обе чеченские, извините, кампании вытеснены из оперативной памяти общества, с одной стороны, лозунгами типа «Хватит кормить Кавказ» и периодическим обсуждением нередко экстравагантных поступков господина Кадырова, а с другой – буквально уже фаталистическим отношением к угрозе террористических атак. Примерно так же, как мысль о людях, прошедших войну в Афганистане, заместилась «картинкой» десантников в фонтане.

Нет, конечно, время от времени в сериалах возникает персонаж «оттуда», из боевых действий так называемых локальных войн, чаще всего он либо охранник, либо преступник. Нельзя сказать, что фильмов о самой чеченской войне нет, но серьезных и удавшихся вспоминается немного, зато их снимали режиссеры из лучших: «Война» Алексея Балабанова (2002), «Мой сводный брат Франкенштейн» Валерия Тодоровского (2004), «Живой» Александра Велединского (2006) с точным слоганом «Чувствуешь, значит, Живой».

И вот еще одна работа, которую и профессионалы, и те зрители, которые уже фильм посмотрели, признали удачной. Картина отчасти компенсирует отсутствие серьезного разговора о молодых ветеранах, которые живут рядом с нами. Их к случаю красиво, вслед за классиками, именуют потерянным поколением (вот и реклама этого фильма отсылает к «Трем товарищам» Ремарка), но стараются не замечать – поскольку ветераны-старики у нас еще не обихожены. Общество занято другими проблемами – и подлинными, и мнимыми, но даже при самом гуманном устройстве социума обожженному войной человеку можно помочь лишь отчасти: основную работу примирения с жизнью, какая она уж есть, ему придется сделать самому. Если он решит жить дальше, конечно.

Вот об этом, мне кажется, говорит «Жажда».

Премьера состоялась на «Кинотавре» в прошлом июне, и картина не затерялась на фоне гораздо более громких фильмов, получив специальный диплом жюри за мужской актерский ансамбль. Затем на фестивале «Московская премьера» последовал «Гран-при» конкурса зрительских симпатий. «Гран-при» и приз за лучшую мужскую роль сразу двум актерам – Михаилу Грубову и Роману Курцыну отдали на фестивале «Амурская осень» в Благовещенске. Аналогичной награды эти же артисты удостоены на смотре российского кино в Онфлере, где режиссер отмечен за лучший дебют, а писатель – за лучший сценарий.

И следует первым делом отметить, что наличие серьезной прозы в основе картины сразу и видно, и слышно. История возвращения к более-менее нормальной жизни Костяна, который был вытащен горящим из БТР и оказался физически изуродован навсегда, мастерски переплетена с сюжетной интригой: трое бывших сослуживцев ищут пропавшего четвертого. А кроме того, эта история дважды, так сказать, удобрена. Во-первых, очень четкими, колоритными, интересными персонажами, которых обычно относят к второстепенным. А во-вторых, отличными диалогами, куда вплетены так называемые сентенции. Они и сами по себе нынче редкость, поскольку мы почти повсеместно встречаем крайне забытовленную, примитивную речь, а здесь еще и не кажутся натужными.

В этом, конечно, большая заслуга еще и режиссера, который кое-где поддался чисто «киношным» обстоятельствам сценария, но зато почти везде сумел избежать фальши. Это было непросто в достаточно тонкой истории: надо было погрузить действие в узнаваемую реальность десятилетней давности, не впасть в банальность социальной драмы – мол, как талант человека и художника помог парню не спиться, но и не превратить повествование в пошловатую метафору.

И хотя на экране видна режиссерская рука, которой не хватает уверенности, а также заметно, что бюджет не позволил картине стать суперзрелищной, этот постановочно скромный фильм сильно выигрывает своей честностью. В нем нет спекуляции, столь частой теперь угодливости перед зрителем – этой мерзкой нотки «все на продажу».

Дмитрий Тюрин пришел в кино не мальчиком. Он родился в 1976-м в городе Аша Челябинской области, окончил Уфимский нефтяной техникум, работал как горный инженер бурения, в 1999-м служил в Благовещенске – и вместе со своим полком ждал отправки в Чечню, да, по счастью, миновало. Затем, в 2006-м, в нашем Университете кино и телевидения закончил мастерскую режиссуры Владимира Бортко и Искандера Хамраева. С 2008-го делал сериалы и телефильмы, которые теперь называются «мувики».

Ставить «Жажду» Тюрину предложили «Всемирные русские студии» (генеральный директор Юрий Сапронов) – компания, которая чаще упоминается в прессе, а тем более в профессиональном кругу как «РВС». У нее непростая история, мне сложно однозначно назвать годы существования студии, сама же фабрика в нашем городе была заложена только в 2006-м.

В основном здесь делают сериалы, на производстве которых вынуждены трудиться из-за продолжающейся бедственно-трагической ситуации на «Ленфильме» многие его настоящие спецы. (Не хочу никого обидеть, но отечественной телепродукции такого рода до уровня современной аналогичной западной еще тянуться и тянуться; наши сериалы бедны по многим причинам и умственно, и физически, отчего профессионалы просто чахнут.)

И все же в своем портфолио «РВС» имеет несколько, до десятка, полнометражных игровых проектов для большого экрана. Так вот, «Жажда» сейчас, несомненно, ее лучший фильм.

Ольга Шервуд, "СПб ведомости"
Фотоальбом

Комментарии


Оставить комментарий:


Символом * отмечены поля, обязательные для заполнения.
Copyright © 2006-2017. ПФК. All rights reserved.