История создания
 Структура
 Организационные    принципы
 Персоналии
 СМИ о ПФК
 Кинопроцесс
 Мероприятия
 Статьи и проекты
 Премия ПФК
 Лауреаты
 Контакты
 Фотоальбом



  "Поддубный": с учетом инфляции  

Жил-был почти полтора века назад в одной деревне Полтавской губернии мальчик Ваня, казацкий сын. Суровый его папаша дрыном учил: хоть один против ста – дерись, к отцу жаловаться не бегай. А мать разрешала поплакать: слезы душу лечат. И приобнимала пацана за плечики, сидя рядом с ним, разумеется, посреди поля в высокой траве.

Шли годы, Ваня вырос в портового грузчика, огромного такого дядьку; однажды он вышел на арену побороться с заезжим циркачом. Воздушная гимнастка крохотная Мими восхищенно смотрела на победителя. 
Дальнейшее понятно?

Да, вы не ошиблись. И если вы, как большинство, помните об Иване Поддубном лишь "великий русский богатырь" и "непобедим", то еще узнаете вот что: триумфально выступал в Европе до революции, а также в Америке в середине двадцатых, там уговаривали остаться, но ему не понравилось, и он вернулся на родину. Представьте себе, в 1926 году.

Забегая вперед, скажу, что фильм "Поддубный" по сценарию Юрия Короткова (очень маститый: "Авария – дочь мента", "Страна глухих", "9 рота", "Стиляги" и многое иное) в постановке Глеба Орлова (сделал позорную картину "Наша Раша: яйца судьбы") умолчал о дальнейшем.

Меж тем, если даже не брать личную жизнь, оно фантастично. Поддубный по возвращении пытался фермерствовать, разорился, "дрался" в разных бродячих цирках – частных, а потом государственных. Прожил до 1949-го. Попал в оккупацию в Ейске, где жил в своем доме, но репрессий, к счастью, избежал: в декабре 1945-го, когда праздновали 60-летие советского спорта, ему присвоили звание Заслуженного мастера спорта СССР.

Впрочем, это самая-самая канва. Сейчас я почитала то, что смогла найти о Поддубном в Интернете, – факты разнятся довольно существенно. В том числе, о смерти – сломал шейку бедра, потом случился инфаркт, но многие указывают причину: недоедал, голодал – того, что давали по продовольственным карточкам, большому телу было мало…
Ну и спорят, конечно, к какому народу принадлежал казак Поддубный – к русскому или украинскому.

Вот ведь времена пришли: оценить фильм сам по себе почти невозможно. Контекст рулит текстом. Пишут, что сценарий был сочинен с десяток лет назад, но мы-то с вами читаем фильм сегодня. И кроме политической ситуации видим ситуацию в отечественном кино.

В нем дядюшка Идеологический заказ и тетушка Коммерческая выгода, мало похожие на сказочных фей, слетаются к продюсеру в момент зачатия или утробного развития фильма и настырно требуют допустить их покровительство над будущим организмом. Да и до самого аттестата зрелости (разрешительного удостоверения) свободно расти не дают. Впрочем, "требуют" – это если речь идет о гордом авторском кино, а здесь их учтиво пригласили, на диван усадили и сами застыли в позе согнутости: чего изволите-с?

Идеологический заказ повелел сделать из реальной судьбы повествование очень патриотичное, а значит, не считаться с фактами реальной биографии. Коммерческая выгода приказала позвать удобного режиссера, готового не считаться ни с какими фактами и не имеющего что сказать относительно героя и обстоятельств. А еще – ориентироваться на предельную простоту повествования, поскольку публика, мол, не любит сложного.

В результате мы имеем, во-первых, чисто продюсерский продукт от известных компаний "ТРИТЭ" и "Красная стрела" с мощным продюсерским пулом: Леонид Верещагин, Вадим Горяинов, Леонид Лебедев, Никита Михалков, Валерий Тодоровский. У первой в активе "Легенда №17" с достопримечательностью – если хотите, брендом – отечественного спорта в центре. Кассовый и государственный успех той картины дал индульгенцию на примененный метод: наложить давно выработанные в Голливуде штампы биографического фильма (здесь более уместен термин байопик) на реальное жизнеописание, остальное отсечь, а получившееся "тело" подать как можно более смачно.

Так и сделали. Прекрасный оператор Владислав Опельянц, знатный художник Григорий Пушкин, разработанность, вплоть до хрестоматийности, визуально-звуковой темы казацкого села, цирка, Парижа и Америки (снимали во Франции, Болгарии, России и Украине), музыка композитора Юрия Потеенко, портретное сходство с героем Михаила Пореченкова с закрученными вверх усами и набранной мышечной массой – и вот зрелище собрано. По всем лекалам.

Правда, большого стиля при такой сценарной основе и при никакой режиссуре не получается. Слишком предсказуемо. И герой не тянет на героя: он не меняется. Остается неотесанным, несмотря на все попытки Мими и других, упрям и, простите, недалек. Если знать фразу Куприна "Намедни ужинал с Поддубным – человеком огромной силы и такой же глупости", то понимаешь, какие усилия предприняли создатели картины, чтобы героя можно было назвать всего лишь прямодушным и инфантильным.

Во-вторых, мы имеем фильм для детей от 9 до 12 лет. И в этом смысле "Поддубного" приходится сравнивать не только с фильмом как бы о Харламове, а еще и с "Брестской крепостью". Резкое деление на "наших хороших" и "не наших плохих", причем плохие окарикатурены. Ориентация на сугубо реалистический стиль при однозначности моральных оценок. Нерефлексирующие плоские герои: Поддубный "носит" два выражения лица – глядит, набычившись, или пучит глаза; Мими (Екатерина Шпица) – само очарование и верность, антрепренер (Роман Мадянов) – жулик и выпивоха… Актеры не виноваты, но только Дени Лаван в крохотной роли тренера больше, чем тут ему было задано.

И все это с настырным дидактическим посылом. Где родился, мол, там и пригодился (читай: свободный мир – русскому смерть). И – нельзя изменять своему призванию, даже если ты только и делаешь, что бросаешь других на пол, выкручивая им руки, а это почему-то считается во славу Родины.

В картине борьба или бой не несут в себе абсолютно никакой метафоры – например, "с кулаками" завоевывать место под солнцем. Образности – ноль. А подобное иносказание было совершенно обязательно в фильмах, например, советской поры, отчего мы их и вспоминаем полноценными глубокими картинами, а не поверхностными примитивными назиданиями.

Нельзя сказать, что в "Поддубном" совсем уж ничто не держит зрителя. Да, "чемпион чемпионов" всегда побеждал, но мы догадываемся, что это легенда, основанная на патриотическо-коммерческом преувеличении, которое возникло в момент расцвета его карьеры. Всякие случались ситуации на ковре… Только это напряжение простенькое, поистине цирковое, "от живота": кинет Иван противника на пол или нет? Кинул! Ура. 
Утрирую, конечно, но незначительно.

Право имею: ведь подлинный драматизм жизни Поддубного, повторю, отсечен. Действие заканчивается на корабле, который идет из Америки – "свободной страны свободных людей" через океан, и наш герой собирается простоять шесть часов на палубе под страшным ливнем, чтобы скорее увидеть родные берега. А пока вспоминает поле, маму и ее совет поплакать.

Нам уже всячески дали понять, что он оставил мир корысти и чистогана, где банковские законы надо соблюдать, а эмигрантам очень тяжело (однако они, да и вообще народ, весьма отзывчивы и собирают деньги на билет "русскому медведю" домой). Нам уже Кубанский казачий хор (в фонограмме, конечно) спел песню "Поехал казак на чужбину далеко…" – только тупица не сообразит, зачем три раза-то исполнил. Но отчего же хотя бы титром не сказать, что ждало Поддубного в СССР – кроме как "продолжал выступать до 75 лет"?

А понятно, отчего. Не написан – не утвержден еще у нас единый учебник истории-то. Неясно, как к чему относиться и что как подавать. И на всякий случай лучше вообще не показать ни гражданскую войну, ни боже упаси, голодомор, ни террор, ни даже Великую Отечественную с оккупированным Ейском. И спокойнее промолчать о том, как первый силач Российской Империи служил при оккупантах не то маркером в бильярдной, не то вышибалой, не то в обоих должностях сразу.

Фашисты, как пишут все источники, знали Поддубного и позволили ему зарабатывать на хлеб насущный, хотя Иван Максимович носил на груди, не снимая, Орден Трудового Красного Знамени. Такую деталь ни один сценарист придумать не состоянии, а если придумает – кто ж ему поверит.

И как поверить в то, что легендарный борец в конце жизни стал изгоем – не только власти не увеличили довольствие, но и жители Ейска, говорят, подвергли его остракизму за сотрудничество с врагами?.. Что похоронен, если это так, за оградой кладбища? Что могила в запустении? Эй, компания "ТРИТЭ" и лично Н.С.Михалков (к тому же – президент Российского Фонда культуры), сделавшие немало неигровых фильмов о российской истории, – трудно послать оператора и запечатлеть могилу, чтобы завершить документом рассказ о реальном человеке? Или даже привести ее в порядок?

А этот фильм завершается… титром о деньгах. Они на американском счету Поддубного до сих пор лежат, поскольку никто другой взять их просто не может. За эти годы, сожалеет титр, с учетом инфляции набежала сумма в 36, кажется, миллионов долларов.

Заканчивать патриотический байопик подсчетом долларов – это, извините, оговорка по Фрейду.

Ольга Шервуд, портал "Юга.ру"

Фотоальбом

Комментарии


Оставить комментарий:


Символом * отмечены поля, обязательные для заполнения.
Copyright © 2006-2017. ПФК. All rights reserved.