История создания
 Структура
 Организационные    принципы
 Персоналии
 СМИ о ПФК
 Кинопроцесс
 Мероприятия
 Статьи и проекты
 Премия ПФК
 Лауреаты
 Контакты
 Фотоальбом



  Доза "Крови"  

В международном конкурсе полнометражных неигровых картин фестиваля «Послание к человеку», который открылся в нашем городе 20 сентября, единственный российский фильм создан петербургским режиссером Алиной Рудницкой. Называется «Кровь».

Это уже известная работа. Премьера состоялась на главном для документалистов фестивале в Амстердаме в прошлом году. Продолжает показываться по всему миру. Фильм награжден, преимущественно «Гран-при», на международных киносмотрах в Москве, Иванове, Выборге, Гданьске, Кракове. Удостоен приза «Слон» Гильдии киноведов и кинокритиков России, номинирован на «Нику».

Черно-белая картина рассказывает о бригаде врачей, которая ездит по маленьким городкам и собирает донорскую кровь. С просмотра выходишь буквально ошарашенным: многие даже не представляют себе ту бездну, в которой пребывают живущие в провинции люди.

Алина Рудницкая известна в профессиональном кругу, а также среди взыскательной публики, уважающей документалистику, своими работами «Совместное проживание» (2002), «Гражданское состояние» (2006), «Целуй меня крепче» (2006), «Как стать стервой» (2007), «Я забуду этот день» (2011) и другими.

Работает Алина вместе с мужем Сергеем Винокуровым, тоже небезызвестным режиссером. Винокуров обычно фигурирует в титрах у Рудницкой как автор сценария и монтажа.

Мы поговорили с Алиной о ее последнем по времени фильме.

– Прежде всего как вы пришли в кино?

– Я закончила кафедру кино-фото Университета культуры и искусств, в дипломе написано: «режиссер киновидеостудии». Многие преподаватели были с ЛСДФ, мы смотрели созданные там картины. Естественно, к окончанию учебы я знала, где хочу работать. Сюда и пришла.

– Как возникла тема фильма «Кровь»?

– Из размышлений о том, что происходит при встрече человека с государственной машиной. Мы искали-искали: где такое столкновение видно лучше всего? И подумали, что государственная передвижная станция переливания крови хорошо продемонстрирует нам этот процесс.

– Получилась довольно страшная метафора...

– Само понятие «кровь» – очень важное, широкое, глубокое. И мне всегда важно сделать фильм многослойным, как слоеный пирог, что ли. Документальное кино не информирует зрителя о событиях или даже о проблемах, это задача телевидения. Документалистика исследует человека и этим описывает сегодняшнюю ситуацию в России. Важно иметь идею и найти точный образ. Может, на какие-то вопросы я и сама не могу ответить, но могу их предъявить зрителю.

– Связана ли «Кровь» с вашей предыдущей картиной «Я забуду этот день»? Она ведь о женщинах, которые делают аборт. Тоже, прошу прощения, весьма кровавая тема.

– Да. Мы тогда снимали в больницах и видели, что иной раз требуется переливание крови. Вообще захотелось сделать триптих на медицинскую тему. Третий фильм, которым сейчас занимаюсь, связан с проблемой ЭКО – о женщинах, которые не могут иметь детей. Врачи говорят, что это буквально каждая третья в России. Они прибегают к ЭКО. Может, фильм будет называться «Я не забуду этот день». Тоже черно-белый, с холодным туманным Петербургом...

– Но была ли идея фильма «Кровь» сформулирована к началу работы? Или вы пришли к ней в процессе съемок?

– Сергею нравилась повесть Джозефа Конрада «Путешествие в сердце тьмы» (1902; речь о добытчиках слоновой кости в джунглях; по ней Николас Роуг двадцать лет назад снял «Сердце во тьме». Проникновение в джунгли, открывающее глубину в человеке, – суть фильмов «Агирре, гнев божий» Херцога и «Апокалипсис сегодня» Копполы. – Авт.). И как-то он сказал: «А что, если донорская машина будет погружаться все дальше и дальше в провинцию от Петербурга, – что будет там?». На этом вопросе и родилась идея. У Конрада чем дальше в лес, тем сильнее меркнет понятие о том, что такое человек. Мы решили посмотреть, что такое человек у нас.

– Как вы искали бригаду врачей? Почему взяли именно эту?

– Поскольку был очень маленький бюджет («Кровь» создавалась без участия государственных денег. – Авт.), мы не могли далеко уезжать от города. Нужны были постоянные разъезды, но в пределах досягаемости. Я обошла почти все станции переливания крови в Петербурге и Ленинградской области. В городе почти при каждой больнице есть такая, в области пять или шесть. Мы взяли центральную областную, поскольку ее врачи уезжали сравнительно далеко и с ночевками. Мне было важно, чтобы у них была некая дорога, путь, это драматургически существенно... А так как они далеко забираются, к ним приходит много людей.

– Легко ли врачи согласились участвовать? Что вы им сказали?

– Сказала правду. Что мы хотим снять фильм о том, как сейчас сдают кровь в России.

– Какие тогда были экономические условия сдачи крови?

– Разные. В Москве – три с половиной тысячи рублей. В Петербурге 850 рублей. В Пскове по сто.

– Из фильма следует, что люди идут сдавать кровь не потому, что они идут сдавать кровь, а ради денег.

– Да, чтобы получить маленькие деньги. Потому что у них нет другого способа жить. Сдача крови – основной источник дохода для многих семей в глубинке.

– Врачи отдают себе отчет в этом, они понимали, что фильм будет, мягко говоря, невеселым, – и согласились сниматься. Не испугались того, что будет показана неприглядная правда.

– Не испугались. Это же правда.

(Тут прерву наше интервью. После того как фильм пару раз демонстрировался на фестивалях, врачей уволили, причем «по собственному желанию». Алина Рудницкая выплатила компенсацию главной героине Ольге, отдав часть своего денежного приза. Сейчас все медики снова трудоустроились.)

– Как реагировали доноры на съемку – они видели, что вы снимаете, или это была скрытая камера?

– Никакой скрытой камеры. Была привычная камера. Мы приезжали на объект и объявляли о съемке, и все соглашались. Мы снимали будни передвижной станции. Самое обычное дело. Просто документальное кино – это как рыбалка. Сидишь и ждешь, когда «клюнет». Чем ты концентрированнее, изнурительнее и дольше работаешь, тем охотнее тебе помогает какой-то, не знаю, бог документалистики. Он посылает хорошие эпизоды. Интересных людей. Какие-то сцены начинают перед камерой происходить. Так мы вдруг увидели забастовку на заводе...

Получается, что нужно терпение. Нужно долго наблюдать.

– Спасибо цифровому формату, который позволяет использовать на полную катушку, извините игру слов, коронный метод ленинградской школы документалистики – метод наблюдения... Но все же: почему герои, та же Ольга, столь свободно себя вели, зная о камере?

– Могу сказать лишь одно: я ей благодарна. Она была такой, какая есть. Не боялась того, что о ней скажут или подумают. Многие зрители, например, «Артдокфеста» в Москве говорили мне после просмотра, что Ольга прекрасная героиня и для игрового кино. Очень многие ей симпатизировали, спрашивали про ее судьбу...

– Обидно, что петербургская премьера состоится лишь теперь.

– Но я получила поздравление от Виктора Косаковского (классик петербургского документального кино, обладатель множества профессиональных наград. – Прим. ред.), его мнение очень важно...

 

Ольга Шервуд, "СПб ведомости"

Фотоальбом

Комментарии


Оставить комментарий:


Символом * отмечены поля, обязательные для заполнения.
Разработка и поддержка сайта УИТ СПбГМТУ                 Copyright © 2006-2017. ПФК. All rights reserved.