История создания
 Структура
 Организационные    принципы
 Персоналии
 СМИ о ПФК
 Кинопроцесс
 Мероприятия
 Статьи и проекты
 Премия ПФК
 Лауреаты
 Контакты
 Фотоальбом



  Пасха глазами мальчика  

Фонд Александра Сокурова помогает молодым режиссерам

Фонд Александра Сокурова снял в прошлом году на киностудии «Ленфильм» три картины. Одна из них — короткометражный фильм «Пасха» талантливого молодого режиссера Игоря Ольшанского, который был представлен на кинофестивале в Канне. Мы попросили 23-летнего режиссера из Санкт-Петербурга рассказать нам о своей картине и о Фонде Сокурова.

«Пасха» — драматическая история мальчика, живущего в глухой деревне Псковской губернии в 1921 году. Несмотря на голод и горе, принесенные завершающейся Гражданской войной, герой мечтает о красках и хочет раскрасить «яйки» на Великий день. По мнению зрителей, в картине ярко воссоздана атмосфера и крестьянский быт тех лет.

— Каков сюжет фильма?

— В двух словах о любом произведении рассказывать достаточно сложно. Но смысл картины прост — ожидание ребенком исполнения своей мечты. О том, как мальчик хочет рисовать. О ребенке, который, несмотря на все обстоятельства, находит в себе силы рисовать. Главный герой — приемный ребенок в большой семье — с нетерпением ждет Пасху. Именно этот церковный праздник и его традиции позволяют мальчику приблизить мечту — рисовать… Только что закончилась Гражданская война, 1921 год. Псковская губерния. Как вы знаете, крестьян­ские семьи были достаточно большие, и, если погибали родители какого-нибудь ребенка, его забирали к себе соседи по деревне. Одна из героинь фильма — мама — забрала главного героя к себе. И между ними конфликт — у новой матери есть старший сын, который то зерно принесет, то по хозяйству похлопочет. А главный герой помощи не оказывает, только мечтает о том, чтобы рисовать.

— Почему вы назвали свой фильм «Пасха»?
— Пасха — символ воскрешения. Главный герой пытается своими мотивами, образами, действиями воскресить умершего отца. Он постоянно к этому возвращается, вспоминает. К этому фильму меня подтолкнуло мое мироощущение. Можно сказать, этот фильм — обо мне.

— Ваш фильм стал одним из первых проектов Фонда Сокурова. Как получилось, что вы начали работать вместе с Александром Николаевичем? Каковы были ваши взаимоотношения во время съемок?
— По образованию я не режиссер. Не заканчивал ВГИК и вообще никакого отношения к кино до встречи с Александром Николаевичем Сокуровым не имел. Я окончил актерское отделение Университета. Уже во время обучения понимал, что на самом деле не хочу быть актером. Мне больше интересна режиссура. Я попробовал проявить себя на этом поприще — начал ставить отрывки из постановок, этюды. И понял, что хочу в дальнейшем поступить на Высшие режиссерские курсы в Москве. В марте прошлого года я уже планировал отправляться в столицу, а у Александра Николаевича был творческий вечер в музее современного искусства «Эрарта». Повторюсь: это было год назад. Я подошел к мастеру и дал ему посмотреть свои работы. Я и не думал, что в дальнейшем буду снимать кино. Свои работы я снял сам: был оператором, звукооператором, самостоятельно все монтировал. Одна работа называлась «Ожидание». Простая, без слов, там просто девушка ждет: такая… атмосферная вещь. Другая работа — на тему Первой мировой войны. Там сюжет разворачивается вокруг одной из постимпрессионистских картин в Эрмитаже… Первая встреча с Сокуровым прошла без каких-либо обязательств и гарантий с его стороны. И вдруг от него приходит письмо по электронной почте. В котором вопрос, пишу ли я что-либо. Я ответил: «Да» — и отослал ему сценарий «Пасхи». К моему удивлению, ему понравилось. Он написал еще одно письмо: «Надо работать».

— Вам нравится этот сложный период — начало ХХ века?
— Да. Это время мне интересно. В нем происходили довольно неожиданные для большинства населения и ужасно трагические события нашей страны. И даже не война причина возникших конфликтов. Главная, на мой взгляд, причина — перемена мышления.

— Принимал ли Александр Николаевич участие в съемках?

— Да, помогал советами, смотрел видеоматериалы актерских проб. Я могу сказать, что Александр Николаевич никак на меня не давил. Он говорил: «Игорь, это твое кино. Я думаю так, но ты можешь сделать совершенно по-другому». Конечно, он помогал, потому что понимал, что никакого опыта у меня нет, я никогда не работал в кино.

Работать я начал уже в начале апреля. Начал ездить в Публичную библиотеку, узнавать больше о том времени — как жили крестьянские дети, вообще о крестьянском быте. И уже где-то в начале лета начались актерские пробы. Мальчика долго искал на главного героя. Где только не смотрел — по разным школам и даже в детских домах. В конечном итоге нашел там, где не думал найти, — через Интернет. Сегодня я доволен героем, которого в итоге нашел. Это большая победа.

— Какое ощущение вы испытали, когда поняли, что фильм наконец снят? Ведь это было первое серьезное кино для вас…
— Это было очень сложно и при этом невероятно прекрасно. Это какой-то конструктор эмоций, который я не могу так просто описать. Наверное, в моей жизни было что-то намного сложнее. В плане эмоционального напряжения. Вокруг меня работали действительно профессиональные люди. То есть это были уже далеко не студенты. Они всегда были рядом со мной. Подчас возникало ощущение, что все вокруг меня — мои наставники.

— Поделитесь вашими дальнейшими планами…
— Я сейчас уже написал новый сценарий. Пока рабочее название — «Иней». Это о блокаде, о девушке, которая живет в блокадном Ленинграде, — она балерина. Пока больше ничего не могу сказать, не хочу загадывать на будущее. Я надеюсь, что у этого сценария будет какое-либо продолжение и по нему удастся снять фильм.

 

Артемий Аграфенин, "Вечерний Петербург", vppress.ru

Фотоальбом

Комментарии


Оставить комментарий:


Символом * отмечены поля, обязательные для заполнения.
Copyright © 2006-2017. ПФК. All rights reserved.