История создания
 Структура
 Организационные    принципы
 Персоналии
 СМИ о ПФК
 Кинопроцесс
 Мероприятия
 Статьи и проекты
 Премия ПФК
 Лауреаты
 Контакты
 Фотоальбом



  "Духless2": волна без волнений  

Выбравшись из буквальной помойки, где его оставил финал фильма "Духless" (2011), Максим Андреев – человек из разряда прожигателей жизни, пустые обстоятельства истории которого мы, зрители, уже успели позабыть, решил отмыться в теплых волнах далекого океана до состояния tabula rasa, и в момент, когда мы его застаем на Бали, он уже белее белого три года.

Но все эти годы его, оказывается, пасли служители правопорядка. Истинная цель которых – поддерживать такой правопорядок, который выгоден им самим: беззаконие во имя бабла. Операция по возвращению Андреева в Москву и приспособлению его для своих нужд, которую они затевают и проворачивают, кажется мне чересчур затейливой для банды из двух туполицых служак и одной плосколицей блондинки в чине подполковника, – но мы же знаем великую кинематографическую традицию показывать полицейских всех рангов, что называется, не чинясь.

Впрочем, (псевдо)сатирическая,   вплоть до пародийной, сущность этих персонажей открывается не сразу. Сначала мы будем наблюдать за Максимом, который из сказочного расслабленного мира шорт и растянутых маек перенесен криминальным цунами, словно девочка Элли своим канзасским ураганом, только наоборот, в адский мир черных пиджаков и плоских отражающих поверхностей, которые мультиплицируют "картинку", сбивая с толку, пряча за изображениями суть.

Какого уровня просветления достиг Максим на Бали, не очень понятно. Однако он явно запамятовал все криминальные и полицейские фильмы, которые видел. А главное – забыл московский деловой мир, из которого, казалось, удачно катапультировался: опять не готов подозревать всех и каждого в корысти, обмане и продажности. Этот мир ничуть не изменился по сравнению с первым фильмом, просто авторы продолжения – продюсеры Петр Ануров, Федор Бондарчук, Дмитрий Рудовский, сценаристы Сергей Минаев, Михаил Идов, Фуад Ибрагимбеков, Андрей Рывкин и режиссер Роман Прыгунов – теперь изменили свою задачу.

Они решили обличить государственно-капиталистический криминал и во весь голос намекнуть на то, что верхи прогнили (а низов отсюда и не видно). Сделать это им с легкостью позволяет существующая свобода слова и предусмотрительная отсылка к великой русской литературе, гении которой, провидчески сказав все о России, словно выдали индульгенцию сверху донизу всем рабам, в том числе, – мундирам голубым: мол, всегда ТАК было, ничего поделать нельзя, блюдем традиции прадедов.

Это разоблачение всем известного должно быть занимательно, а потому оно упаковано в детективную форму. Она придумана вполне качественно: замаскированная машина для бегства; всплывающая в нужный момент информация на флешке; человек, похожий на президента, – Deus ex machina.

В фильме есть даже обертона. Это неизменно привлекающее зрителя ощущение "рядом с большими богатством и властью". Это страницы гламурных журналов (клип "Одеться в ГУМе" – вообще лучший фрагмент картины, поскольку опознается как достоверный и, одновременно, соблазняет, как знаменитая сцена кормления клубникой в фильме "Девять с половиной недель"). И офисные стерлядки, и кожаные кабинеты, и десяток оттенков подчиненности, и случайная, но такая предсказуемая, гибель невинной жертвы.

Более того! Есть даже  попытка авторов потрафить, так сказать, интеллектуальному зрителю и киноману: внезапный клип на стихотворение Иосифа Бродского "Не выходи из комнаты, не совершай ошибку…" в авторском чтении. То ли Макс на Бали три года штудировал Бродского, отчего стал по-настоящему духовен? То ли перед нами чисто стилистический контрапункт? То ли нас таким образом отвлекают от насквозь вымышленного и опять непродуманного образа главного героя…

Да, проблема в том, что и "Духless 2" не более, чем декоративен. Хотя авторы вроде и пытались обжить свою скромную историю внешне и внутренне. С одной стороны, прямые пейзажи и панорамы мегаполиса в той его части, где наросли стеклянные башни, с другой – метафорические волны, которые многозначительно накатывают и накатывают на героя в реальности и снах, а также и на зрителя, – меняя цвет от голубого до опасно-черного.

Но в стремлении свести концы с концами, а также сделать красиво и, по их понятиям, качественно, авторы в течение всего действия предлагают нам лишь одну психологическую коллизию – дилемму "казачка засланного". Максим Андреев – существо, как мы помним из первой части, внутренне положительное, и потому признается в своей шпионской задаче. Чего авторам вполне достаточно: интрига мчится вперед, зритель должен хвататься за ручки кресел на крутых ее поворотах.

Глубже картина не идет; налицо упущенная выгода. Каково обнаружить, что ты спас негодяя? Что значит доверие и обманутое доверие, да еще в ситуации замаскированной неблагодарности? Как вообще существовать в данной точке пространства, если волны искривили его настолько, что устоять на паре элементарных заповедей, простых и понятных, как чистая доска, невозможно?

Ничего этого нет, Даниле Козловскому в роли Макса приходится крушить клюшкой для гольфа монитор, чтобы изобразить высшую степень гнева. А в момент, когда хотелось бы видеть работу мысли его героя, нам показывают силуэт профиля артиста под правильную музычку.

Так Данила Козловский,  которого записали в "лицо поколения", остается опять безликим. И вокруг него, за исключением сербского артиста Милоша Биковича, которому легче, поскольку его герой имеет двойное дно, – одни картонные шаблоны. Их апофеоз – образ покоряющей Москву бедненькой амбициозной девочки из Саратова, которая, представ перед героем дезабилье с понятной целью, но не встретив объятий, вынуждена обнажаться душевно (открытие 2014 года Александра Бортич рискует пасть жертвой не своего штампа).

Столь же обыденны цыплячьи наскоки авторов на более-менее текущую политическую ситуацию в стране (в финале движется некое шествие народных масс с белыми транспарантами) и демонстрация, по выражению Жванецкого, бессилия своего бесстрашия в момент чудовищного выбора позиции в классовой борьбе.

Впрочем, у меня есть – даром, что из последних сил – и оптимистическое соображение: наше кино все же начало подбираться к политическому подвиду криминального жанра. Но кажется, что полноценный успех тут случится нескоро. Да и к чему особо стараться, если и так сборы впечатляют: в первый же день проката картина собрала 37 миллионов рублей, что, как пишет "Кинобизнес сегодня", очень хорошо.

На этом я бы и закончила  свои очередные заметки, но не могу не проявить местный патриотизм. В лакированное московское кино попало упоминание некоего технокластера в Краснодаре, организованного-де госкорпорацией "Росинновации", воровская суть которой так смело и разоблачается в фильме. Вдали от центра тоже все жулики – большинство предоставленных ею кубанским инноваторам ноутбуков продали, как только москвичи убрались восвояси.

"Но один парень получил полную стипендию Стэндфорда", – гордится очередной духless-персонаж, чтобы зритель проникся утешительной мыслью о травинке, пробивающей асфальт.

И, спокойный, накушавшийся попкорна, на титрах отправился бы в туалет или покурить во дворе кинотеатра, не дослушав нравоучительный поп-рэп Васи Обломова. Что-то вроде: наши люди боятся перемен, их не хватает даже на решение своих проблем… не будь унылым говном – убей идиота в себе самом...

Ольга Шервуд, портал "Юга.ру"

Фотоальбом

Комментарии


Оставить комментарий:


Символом * отмечены поля, обязательные для заполнения.
Разработка и поддержка сайта УИТ СПбГМТУ                 Copyright © 2006-2018. ПФК. All rights reserved.