История создания
 Структура
 Организационные    принципы
 Персоналии
 СМИ о ПФК
 Кинопроцесс
 Мероприятия
 Статьи и проекты
 Премия ПФК
 Лауреаты
 Контакты
 Фотоальбом



  На хрена им война?  

В последние годы появилась мода на ремейки военных фильмов. Современные режиссеры переснимают все, что когда-то стало советской классикой. Новые трактовки зачастую такие странные, что старшее поколение хватается за голову. У героических медсестер в фильмах видны трусы, а ордена и медали героев висят не там, где надо. О том, почему это происходит, рассуждает писатель, журналист и сценарист Андрей Константинов.

- Андрей, что вы думаете про фильмы о войне так называемой «новой волны»? Не так давно вот пересняли «А зори здесь тихие». Есть ли в ремейках правда жизни?

- Мне кажется, что дело не в исторической правде. И даже не в том, что, когда снимали старые фильмы, после войны прошло еще не так много времени и люди ее тоньше чувствовали. Вы не случайно упомянули картину «А зори здесь тихие», это удобный для сравнения пример. Режиссер фильма 1972 года Станислав Ростоцкий, а нового - Ренат Давлетьяров. Если посмотреть с точки зрения фронтовиков на то, что происходит в повести Васильева, это ведь тоже неправда. Ну не могла профессиональная немецкая диверсионная группа быть остановлена старшиной и пятью девушками. Немцы бы перебили их за полчаса.

Почему же тогда мы плачем и верим в происходящее на экране в картине Ростоцкого? Потому что это фильм не о войне, а о простых людях, зачастую практически не подготовленных, которые остановили бездушную машину нацизма. Она никогда не превосходила нас по самому важному показателю: человечности. Старшина видит немецких раненых, добитых своими же, и говорит: «Нелюди они!» И мы прощаем военные огрехи за высокую ноту художественного звучания.

А все критики, которые посмотрели новую версию картины в исполнении Давлетьярова, считают, что именно высокой ноты, человечности в фильме и нет. Вроде бы все так, но получается как-то гламурненько. Красивые девушки, много обнаженного тела, и все это отдает фальшивостью. У современных режиссеров и продюсеров одна задача: сделать картину более понятной и зрелищной для молодого поколения. А значит, надо идти на такие условности, что влечет за собой серьезное изменение атмосферы. Так, как показано в ремейке, не могли выглядеть и действовать люди той эпохи с точки зрения своей внутренней сути.

- А как вам современные фильмы про разведчиков?

- Сказки! Вот фильм «Семнадцать мгновений весны» тоже основан на сказке, но он стал культовым. Хотя настоящий рейх был не таким, авторы допустили немало фактических ошибок. Штирлиц по званию — штандартенфюрер. Это нечто среднее между полковником и генералом, то есть он должен был быть как минимум первым замом Шелленберга. А он, говоря нашим языком, «старший опер по особо важным делам». Там много и других ляпов: у немцев в армии не служили женщины, мы же видим на экране «эсесовку», мучающую ребенка. Но зато разведчик Исаев интересен, глубок... Поэтому ляпы не важны. Старые «сказки» мастерски рассказаны, и их условности нам понятны. А современные фильмы, как правило, не такие.

На экране появляется огромное количество гламурных «развесчиков» и «развесчиц», которые развешивают зрителям лапшу по ушам. Девушки почему-то на фронте в коротких юбках, то и дело они показывают попы и норовят голыми искупаться в речке. Кругом какие-то липовые энкавэдэшники и «шнайперды». У них даже ордена висят не на тех местах. Но поскольку тема Победы давно «в тренде» и на нее дают деньги, многие берутся за такие фильмы, не зная толком фактуры. Есть бюджет - мы его освоим! И обязательно там будут сестры Арнтгольц, вместе или порознь, они будут стрелять, бегать и смотреть с поволокой. Только это не берет за душу.

Да и актерский состав сегодня сильно измельчал. У людей того, старого поколения другие глаза — они многое пережили. Кого-то застала война, у кого-то родные попали под каток репрессий. А сейчас в кино - люди, узнающие жизнь по тусовкам, гламурным вечеринкам и рассказам, где дешевле кокаин. Сценаристы пишут, основываясь не на реальности жизни, а на своем книжном и киношном опыте. Получается, они изучают отблеск от настоящего события и производят отблеск отблеска.

- Неужели все так негативно?

- Есть, конечно, исключения. Мне, например, понравился сериал «Человек войны», еще вышел неплохой фильм «Диверсант» (в его первых частях, дальше уже пошла ахинея). Помните, был в СССР фильм «Тревожный месяц вересень». Не так давно сняли его ремейк «Время волков», на мой взгляд, удачный. Но в целом сейчас меньше того, над чем зрителю хотелось бы заплакать. Ведь в СССР коммерческая функция кино считалась не главной. Теперь же все нацелены на деньги. Но, когда думают о бестселлерстве, качество страдает.

У нас есть ряд продюсеров, допущенных к работе с главными каналами. Они получают заказы и знают: если выполнить работу в диапазоне от трех до пяти баллов, картину возьмут. Так зачем же им тянуться к пятерке, если можно удешевить процесс, выполнить фильм на троечку и все равно продать товар. При этом выгода возрастет, а вложения останутся средними. И самое страшное, что делец начинает командовать творцом. А в итоге получается «гамбургер», который зритель прожевал и вскоре забыл.

- Почему круг режиссеров нынешних военных картин не меняется? Мы читаем в титрах одни и те же фамилии...

- Потому что сложилось миленькое сообщество, не заинтересованное в здоровой конкуренции. Ведь, если появится кто-то, кто сделает лучше, в их адрес раздастся крик: «Король-то голый!» А вне конкуренции легко всех убеждать, что можно работать только так. И такие сообщества режиссеров замкнутые на себе, похожи на конвейер, производящий пластиковые стаканчики. Да, стаканчики надежны и гигиеничны, но существует красивая фарфоровая посуда. Только она невыгодна в производстве. Большинство наших нынешних фильмов и сериалов — одноразовые стаканчики. Посмотрел - и выбросить не жалко.

- Продюсеры гонятся за прибылью, а почему так бездарно «творят» режиссеры?

- Мне кажется, что у тех, кто сейчас назначает себя главными творцами, сильно искажены понятия о добре и зле. Все превозносили сериал «Оттепель» Валерия Тодоровского. А ведь там есть показательный момент: главный герой не пошел на войну, потому что у него погиб брат, и, боясь потерять второго сына, отец героя «отмазал». А тот согласился, струсил. И получается, нам показывают историю про дезертира, человека, отказавшегося воевать и лечь вместе со всеми на поле боя. Мне неинтересно смотреть на подонка и следить за его душевными переживаниями! А у режиссеров постоянно возникают попытки дать в качестве героя человека с такой червоточинкой. Не знаю, почему, возможно, потому что такие же качества живут в них самих... Мне становится странно и противно, потому что такие люди, как герой «Оттепели», не могли победить в войне. Могли вот такие девчонки, как в картине «А зори здесь тихие».

- Получается, государство совсем не следит за качеством патриотической кинопродукции?

- А я не понимаю, почему государство, желающее получить качественное кино, раз за разом оказывает доверие одним и тем же режиссерам, чьи работы уже не получились. Никите Михалкову с его «Цитаделью», Федору   Бондарчуку со «Сталинградом». Давайте посчитаем, во что обошелся банкет и каков эффект. Не вышло у них культового кино, и это нужно признать! С моей точки зрения, «Сталинград» - просто ужас, компьютерная игрушка. И говорить, что фильм успешен из-за бешеного количества просмотров в кинотеатрах, не стоит. В кинотеатрах нечего смотреть, люди ждут хоть какого-то события, поэтому и идут из любопытства. Заметьте, сколько зрителей потом плевались. Да, на «Сталинград» пришли ветераны. Но они рады хоть какому-то вниманию в свой адрес, они люди дисциплинированные, старой формации и не будут хаять кино просто из вежливости, потому что их бесплатно пригласили не премьеру. Создать «атомную бомбу» в искусстве, как и найти настоящую любовь, трудно. Но, если вы ищете настоящей любви, зачем же по публичным домам ходить...

- То есть правительству нужно контролировать рынок и искать других режиссеров?

- Когда раз за разом происходит осечка, стоит задуматься. Люди, ответственные за наш художественный «ассортимент», сейчас не могут дать стране ничего другого. Все жалуются, что нет хороших сценариев. Так для того, чтобы они были, нужно растить сценаристов. Поручить хотя бы трем-четырем авторам написать на одну тему, заплатить денег и выбрать лучшее. А ничего не тратя, невозможно получить НЕЧТО.

Есть и еще один момент: люди часто не могут признаться, что вышедший новый фильм - дерьмо. Я расскажу одну историю: она про высшее должностное лицо государства. Не буду уточнять про какое. Так вот — вышел на экраны довольно раскрученный фильм. Мне он не понравился — фальшивка. Через неделю обедал с сыном одного из членов правительства, который знал о жизни в Кремле не понаслышке. Этот парень спросил, как мне премьера. «Что за провокационный вопрос ты задаешь, после того, как президент высоко оценил кино?» - засмеялся я. «Ему совсем не понравилось», - ответил мой знакомый. «Как это?! Я видел сам, по телевизору он фильм хвалил». - «Да нет, папа был с ним в зале, кино президента не впечатлило. Но он человек вежливый, ему неудобно критиковать, его пригласили». И я понял: пока мы живем в стране, где крикнуть «Король голый!» не может даже первое лицо, хорошее кино создать трудно. Любое лечение начинается с честного диагноза.

- Люди старшего поколения на фальшивку не поведутся. А чем плох новодел для молодых?

- Приведу пример. Недавно несколько фирм в стране стали производить мороженое по старым технологиям, без пальмового масла. Я принес его домой и дал детям. «Пробуйте настоящее крем-брюле, - радуюсь, - мороженое моего детства!» Они садятся, пробуют и кривятся. «Странный вкус, пап! Давай мы лучше то, химическое разноцветное купим!» Вот этим новое кино и опасно. После него все настоящее будет восприниматься как «странный вкус».

 

Беседовала Наталья Черных, "МК в Питере"

 

Фотоальбом

Комментарии


Оставить комментарий:


Символом * отмечены поля, обязательные для заполнения.
Разработка и поддержка сайта УИТ СПбГМТУ                 Copyright © 2006-2017. ПФК. All rights reserved.