История создания
 Структура
 Организационные    принципы
 Персоналии
 СМИ о ПФК
 Кинопроцесс
 Мероприятия
 Статьи и проекты
 Премия ПФК
 Лауреаты
 Контакты
 Фотоальбом



  Холодная война собирает друзей  

В прокат вышел фильм "Агенты А.Н.К.Л." (The Man from U.N.C.L.E.), поставленный культовым Гаем Ритчи по мотивам не менее культового телесериала (1964-1968). Супермен из КГБ Илья Курякин (Арми Хаммер) в профессиональном и моральном плане оказался на несколько голов выше своих западных соратников по спасению человечества. МИХАИЛ ТРОФИМЕНКОВ испытал не только эстетическое, но и патриотическое удовольствие.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2789536

Иллюстрируя любимый стишок советских школьников "А у нас сосед соседа / Бил вчера велосипедом. / Велосипедом — ерунда! / Мотоциклом — это да!", Илья лупит мотоциклом по голове нацистских прихвостней, смастеривших атомную бомбу. Но это лишь один из его навыков.

Лощеный агент ЦРУ Наполеон Соло (Генри Кавилл), обряжая на задание Гэби (Алисия Викандер), спасенную им из Восточного Берлина дочь создателя бомбы, заботится о том, чтобы аксессуары подходили к платью, Илья же, блестяще ориентирующийся в модных брендах,— о том, чтобы они как раз не подходили. Не может же девушка, только вырвавшаяся из-за железного занавеса, одеваться совсем уж комильфо. Пока Наполеон, коротая часы до начала операции, кувыркается в номере с горничной,   Илья вдумчиво сидит над шахматной доской, подавляя попытки напившейся Гэби (по легенде, его невесты) материализовать их легендарные отношения. Да и техника у русских превосходит западную. Притворно повосхищавшись, как упорно Наполеон перекусывает металлическую сеть кусачками, заточенными неким углеродным лазером, Илья извлекает из кармана тот самый лазер, превращающий сеть в лохмотья за доли секунды.

А вы говорите: новая холодная война. Да и та, старая добрая холодная война к середине 1960-х изрядно подобрела и поглупела, если такой сериал, как "Агенты", был возможен на NBC. Правда, начальники что у Ильи, что у Наполеона те еще твари. Но твари-то они не потому, что кровавые коммуняки или кровавые империалисты: работа у них такая. Хочешь не хочешь, а приходится быть мерзавцем, чтоб держать в узде своих гениальных подопечных. Наполеон, великий вор произведений искусства, отрабатывает на службе родине условность своего 15-летнего тюремного срока. Илья — склонный к бешенству сын сталинского наркома, угодившего на Колыму. Впрочем, мистер Уэйверли, шеф британской разведки (Хью Грант), стервознее и русских, и янки, что подтверждает русскую догадку о том, что если что не так, то это "англичанка гадит".

Оперативники же всегда найдут   общий язык: корреспондент "Ъ" убедился в этом лично, изумленно созерцая искренние объятия ветеранов холодной войны, собравшихся на Сочинском кинофестивале в 1996 году. Старые волки — как один, кстати, англизированные — радостно лобызались, а ведь и подумать страшно, что бы они сотворили друг с другом, встреться в иное время при иных обстоятельствах. Вот и Наполеон с Ильей, доселе видевшие друг друга только в перекрестье прицела, хоть и снесли дюжину кабинок общественного писсуара, в стенах которого их официально представили друг другу их шефы, быстро стали не разлей вода спасителями человечества. Хотя и не перестали называть друг друга соответственно "ковбоем" и "большевиком", и не отказывали себе в удовольствии, прежде чем спасти жизнь напарнику, полюбоваться, как тот загоняет себя в смертельный тупик.

Шестидесятые в моде, пусть не явной, не кричащей о себе моде, но безусловной. Пьер Морель в "Ганмене" возродил дух французских гангстерских баллад об "искателях приключений". Тарсем Сингх во "Вне/себя" неуклюже напомнил о самом мрачном шедевре кинофантастики 1960-х: "Вторичных" Джона Франкенхаймера. Ритчи вот погрузился в шпионскую эстетику постджеймс-бондовской эпохи.

Ритчи вообще оказался умницей, чего было  не сказать по прославившим его бандитским визуальным коктейлям "Карты, деньги, два ствола" (1998), "Большой куш" (2000), "Револьвер" (2005). Их эксцентричная суматошность была, что теперь очевидно, лишь обратной стороной неистребимого британского чувства стиля. Ну как панк-рок был обратной стороной немыслимо архаичной национальной монархической традиции. Уже его фильмы о Шерлоке Холмсе (2009, 2011) были образцом графической стилизации. А в "Агентах" он отменно поиграл не с буквой, а с духом середины 1960-х.

"Агенты" сняты чуть быстрее, чем снимали тогда, но это "чуть" не вульгаризирует эстетику 1960-х, а избавляет от архаичности. Ритчи не пытается тупо имитировать мелочи стиля "свингующей эпохи": он оперирует гранитными блоками поп-романтики. Все эти средиземноморские  острова, на которых в мрачных-мрачных подземельях военные преступники колдуют в своих лабораториях; римская "сладкая жизнь"; адреналин, бьющий ключом, когда герои, как в десятках старых фильмов, головокружительно преодолевают Берлинскую стену. И все это приправлено уже современным черным юморком: лучшие эпизоды строятся на контрасте между первым планом, где герои невозмутимо анализируют ситуацию, и вторым, где творится черный беспредел, героям не заметный.

Пуще всего радует: есть основания надеяться на сиквел. Ведь о создании пресловутого "А.Н.К.Л." — "Объединенного сетевого комитета по принуждению к порядку" — Наполеон, Илья и Гэби, его первые рекруты, узнают в последние секунды экранного действия.
 

Михаил Трофименков, "Коммерсантъ Weekend"

Фотоальбом

Комментарии


Оставить комментарий:


Символом * отмечены поля, обязательные для заполнения.
Разработка и поддержка сайта УИТ СПбГМТУ                 Copyright © 2006-2017. ПФК. All rights reserved.