История создания
 Структура
 Организационные    принципы
 Персоналии
 СМИ о ПФК
 Кинопроцесс
 Мероприятия
 Статьи и проекты
 Премия ПФК
 Лауреаты
 Контакты
 Фотоальбом



  Рыцари с упреком  

В прокат вышел фильм «Убийца 2: Против всех», сиквел нашумевшего «Убийцы» (2015) Дени Вильнёва. Михаил Трофименков усмотрел в эпическом триллере Стефано Соллимы метафору интересной ситуации, в которую загнал себя мир.

Первые полчаса фильм вызывает лихорадочное желание проверить, не ошибся ли ты залом в мультиплексе. Вроде бы пришел на сиквел фильма об ангеле смерти Алехандро (Бенисио дель Торо), не щадящем на персональной войне с мексиканскими наркокартелями ни женщин, ни детей. Рассчитывал на этакого «Тарантино без ухмылки», мафиозную трагедию о «синем небе и больших калибрах». А вместо этого тебе впаривают очередной лубок об исламском вторжении в США. Только теперь бородачи, взрывающие себя в супермаркетах Канзас-Сити, проникают в Америку в потоке нелегалов из Мексики. Закрадывается подозрение, что сиквел призван очистить Алехандро и его куратора из ЦРУ Мэтта (Джош Бролин) от моральной, мягко говоря, двусмысленности. Да, было дело, детей убивали, но теперь спасут страну от международного терроризма.

Но вскоре все становится на свои места: сюжет следует прихотливой логике спецслужб. Потоки нелегалов контролируют картели. Значит, остановить джихадистов можно, дезорганизовав картели междоусобицей. Вернейший способ ее спровоцировать — похитить дочь наркобосса, свалив вину на конкурентов. А заодно, с неизвестной науке целью — разве что для самооправдания — склонить президента к внесению картелей в список террористических организаций.

Здорово придумано.  Словно в Мексике 12 лет как не идет война всех против всех, унесшая минимум 100 тысяч жизней. Словно любое ее обострение не умножит число нелегалов, не перехлестнет фантомную границу, через которую герои гоняют туда-сюда на бронетехнике без опознавательных знаков. В России о таких смелых задумках говорят: «разбомбить Воронеж». Но это конспект внешней политики США, сводящейся к ведению войн вопреки логике войны. Найти или придумать врага, затем вполне бесцельно погрузить его в абсолютный хаос, печально развести руками, удивиться, откуда этот хаос взялся, и — теми же методами с тем же успехом — взяться за ликвидацию последствий.

Нет ведь чтобы подождать результатов экспертизы и узнать: смертники вообще-то родом из Нью-Джерси. Бюджет освоен, президент разоряется в телевизоре, боевые дроны выходят на цели, мексиканские койоты икают, обожравшись трупами. А тут еще исполнители досаждают: что им делать с похищенной девкой. Какой такой девкой?

Чем креативнее идеи спецслужбистов, тем острее фильм напоминает кое-что болезненно родное. В начале 1980-х советское кино получило заказ на пропагандистские триллеры: побыстрее, пожестче и без умничанья. Интеллигенция покатывалась со смеху, слушая реплики, вложенные Генрихом Боровиком в уста агентов ЦРУ. Типа: «нам, рыцарям плаща и кинжала, плевать на слезы и кровь детей и женщин».

Вы не поверите, но герои «Убийцы 2» именно так изъясняются, переходя от зловещих недомолвок к людоедским распоряжениям. Заказывают торговцам смертью крупные партии оружия, лишь ухмыляясь в ответ на вопрос, «где это вы переворот готовите». «Списывают на боевые» собственных ландскнехтов, в скоротечном огневом контакте уложивших путавшийся под ногами взвод мексиканских коллег. Выборы на носу, а президенту важны голоса этнических мексиканцев. Ну а ликвидировать детей приказывают, как суши заказывают.

В работе на СССР или в параноидальном критицизме авторов не заподозришь, Они не обличают и не разоблачают. Мэтт и Алехандро по большому счету рыцари благого дела. Фильм констатирует: такие вот рыцари и других у нас нет. И даже восхищается монументальной безжалостностью гекатомб во имя демократии и национальной безопасности: словно упыри-бюрократы исполняют волю античных богов. Видать, все так и было, как Боровик расписал, только тогда Голливуд стеснялся зверств, а теперь смирился.

Часть киношуточек апеллирует к знакомым реалиям. Поставщик оружия интересуется, не на Украину ли намылился Мэтт. После зачистки мексиканских коллег сам Мэтт иронизирует: «Афганистан заказывали? Получите!» Но то, что творится на экране, напоминает не Афганистан или Ирак, а полноценный, бессмысленный, накачанный наркотой и изъязвленный нищетой Вьетнам. Единственное отличие его от былых американских войн в том, что, в случае чего, героям не удастся плюнуть на руины и эвакуироваться восвояси: новый Вьетнам пришел в прихожую Америки.

 

Михаил Трофименков, "Коммерсантъ"

Фотоальбом
Разработка и поддержка сайта УИТ СПбГМТУ                 Copyright © 2006-2018. ПФК. All rights reserved.