История создания
 Структура
 Организационные    принципы
 Персоналии
 СМИ о ПФК
 Кинопроцесс
 Мероприятия
 Статьи и проекты
 Премия ПФК
 Лауреаты
 Контакты
 Фотоальбом



  Жизнь моя – кинематограф…  

В канун празднования Дня города будет отмечать свой 80-й день рождения коренной петербуржец, потомственный интеллигент и один из старейших киноведов северной столицы Вадим Олегович Брусянин. Наверное, это не случайно – ведь вся его жизнь связана с Петербургом – Ленинградом, который в прямом смысле слова хранил своего жителя и в страшные дни блокады, и в трудные послевоенные годы. А еще этот город, ставший более столетия назад колыбелью отечественного кино, дал Вадиму Брусянину профессию, которой тот остался верен на всю жизнь.

Понятие «большой кинематограф» мы, по традиции, связываем с именами главных его творцов – режиссеров культовых кинолент, звездных актеров и известных операторов-постановщиков. Но есть ведь и целая армия «бойцов невидимого фронта» – тех, кто всю свою жизнь верно служит кино, попадая в фокус зрительского внимания только в дни профессиональных праздников, громких премьер и редких юбилеев. Среди так называемых неглавных, но очень важных кинематографических ремесел работа популяризатора кино занимает отдельное место. И сегодня, когда понятие киножурналистики как-то размылось, а ценность публикаций часто меряется не глубиной знания предмета, а количеством скандальных фактов из жизни кинозвезд, важно помнить о тех, кто на протяжении десятилетий сохраняет достоинство в профессии.

Стоп-кадр

80-летие известного киноведа Вадима Олеговича Брусянина вряд ли будет отмечаться широко, но можно не сомневаться, что юбилейные майские выпус­ки любимой горожанами прог­раммы петербургского радио «Кинокадр» ее ведущий проведет с неизменным блеском. Передача-долгожитель уже двадцать лет собирает у приемников влюбленных в кино петербуржцев. За эти годы в гос­тях у Брусянина побывали едва ли не все главные ньюсмейкеры от кинематографа. И краткий радиоформат никогда не мешал ведущему полностью раскрыть тему и достойно представить своих героев. Его звуковой «стоп-кадр» в эфире петербургского радио всегда получался выразительным и ярким. Конечно, такое под силу только тому, для кого профессия стала жизнью. А кино для Вадима Брусянина и есть вся его жизнь.

…Этот луч, прямой и резкий,
эта света полоса заставляет меня плакать
и смеяться два часа,
быть участником событий,
пить, любить, идти на дно...
Жизнь моя, кинематограф,
черно-белое кино!

Брусянин, наверное, мог бы с полным правом повторить, как свои собственные, эти известные строчки Юрия Левитанского, которыми тот признавался в любви к жизни и к «важнейшему из искусств». Кстати, по странному стечению обстоятельств, знаменитый поэт в этом году тоже мог бы справить юбилей – 90-летний…

Дар в наследство

Так уж судьба распорядилась, что коренной петербуржец, внук известного пролетарского писателя Василия Брусянина, в прямом смысле разглядел свое призвание еще в детстве, часами просиживая в полутемном зале кинотеатра «Совет», где его мама работала старшим кассиром. Пользуясь своей привилегией, мальчик приводил на сеансы ватагу приятелей, и они по пять раз в неделю смотрели все подряд. Вадим был захвачен происходящим на экране и очень рано почувствовал желание перенести свои впечатления на бумагу. Позже он стал скрупулезно записывать названия увиденных фильмов, имена режиссеров и исполнителей главных ролей. До сих пор в его архиве сохранились рукописные «каталоги» отечественных и трофейных фильмов и первые рецензии, написанные юношеским почерком.

Наверняка любовь к слову он унаследовал от своего деда по материнской линии – писателя и общественного деятеля Василия Васильевича Брусянина, который был весьма плодовитым автором, но особенно широко стал известен благодаря исторической дилогии «Трагедия Михайловского замка», ставшей настоящим бестселлером начала XX века. «Его уважали собратья-писатели, именно ему предложил стать своим секретарем Леонид Андреев, – рассказывает Вадим Олегович. – Сколько помню себя, всегда жил с ощущением причастности к литературной семье. На стенах комнаты висели портреты деда с необузданной шевелюрой, написанные им акварелью пейзажи Финляндии, подаренные ему фотографии Ивана Бунина, Леонида Андреева, Александра Куприна с дружескими надписями…» За приверженность марксистским взглядам писатель был брошен в Петропаловскую крепость, но потом выпущен под залог, а затем бежал в Финляндию в деревню Нейвола под Мустамяками. Здесь литератор органично влился в писательскую «колонию», возглавляемую А. М. Горьким. После революции, как рассказывает внук писателя, Василий Брусянин продолжил творческую деятельность, а когда в Петрограде начался голод, по поручению наркома продовольствия Цюрупы стал инспектором ревизионной комиссии по снабжению Петрограда. Но, разъезжая по губерниям в поисках продовольствия, сам жил впроголодь и летом 1919 года умер от сыпного тифа в деревне Нетрубеж. Полвека спустя внук совершит своего рода паломничество в эти места: во время военных сборов Вадим нашел в Нетрубеже людей, которые хорошо помнили семью деда и читали его книги.

Свет во тьме

Когда началась война, Вадиму было 9 лет, ближайшие родственники позже эвакуировались, а мальчик с мамой и бабушкой остался в блокадном городе. Сейчас, вспоминая это тяжкое время, он говорит о том, что легче переносить холод и голод ленинградцам помогало кино, которое продолжали крутить в городских кинотеатрах. Для меня, например, стало открытием, что ленинградские кинотеатры не работали только зимой 1941/42 годов – из-за нехватки электричества. А в остальное время важнейшее из искусств поддерживало в горожанах боевой дух. О том, как работали кинотеатры в то время, Вадим Брусянин рассказал в своей статье «Блокадный киносеанс». «Фильмовозок» тогда не было, и полуголодные киномеханики вынуждены были на себе таскать тяжеленные коробки с пленкой с кинобазы на Владимирском проспекте, скажем, в отдаленный кинотеатр «Гигант» на Кондратьевском.

«Конечно, я смотрел все, что шло в «Совете» и в другом кинотеатре – «Искра», который находился неподалеку, – рассказывал Вадим Олегович. – До наступления самых сильных морозов первой блокадной зимы 1941/42 годов все кинотеатры города работали. В прокате были новые картины «Антон Иванович сердится» и ставший сразу же очень популярным «Маскарад». Как я потом узнал, Сергей Герасимов закончил эту картину как раз 22 июня 1941 года, и ослепительная Тамара Макарова в роли Нины блистала на экранах мирной довоенной красотой… Помню, что «Большой вальс», изумительный американский фильм режиссера Дювивье, потряс неземной красотой голливудского рая. Шляпы Милицы Корьюс и ее платья заслоняли нас от зверского холода и нестерпимого желания есть…»

Но одним кино сыт не будешь, и вскоре умирающую от голода маму Вадима отправили в стационар: кто-то из окружения Жданова вспомнил, что дочь и внук известного пролетарского писателя погибают от дистрофии. Вскоре умерла бабушка Вадима, и до возвращения матери его отправили в детдом, где до этого жила и Наталья Петровна Бехтерева.

Постскриптум

– Я вырос на кино военных лет и, когда вижу современные фильмы о войне, редко нахожу их достоверными, – говорит Брусянин. – Режиссерам нового поколения, как мне кажется, трудно передать тот накал чувств, ту «ярость благородную», которыми дышали военные картины тех лет… В первые мирные годы отечественных лент выходило мало, так что настоящей отдушиной для кинозрителей стали десятками появившиеся в прокате после войны трофейные фильмы. Показы эти были по большому счету настоящим пиратством, поэтому в репертуаре кинотеатров про такие картины туманно писали «зарубежный фильм», а название появлялось только на афише, чтобы зритель шел все-таки не совсем на «кота в мешке». А в титрах, которые возникали на экране в начале сеанса, после названия фильма сообщалось, что его выпустил Главкинопрокат, затем шли фамилии автора русского текста (обычно это были Погожева и Михелевич), режиссера дубляжа (как правило, Калитиевский) и актеров, которые дублировали исполнителей. Остальное нам знать было неположено. Например, все смотрели фильм «Трансвааль в огне» про англо-бурскую вой­ну, но никто не догадывался, что там снимался великий немецкий актер Эмиль Янингс. Или что в фильме «Роз-Мари» играет знаменитая Джанет Макдональд… Среди трофейных лент было много оперных экранизаций, в частности, с участием знаменитого певца Джильи и актрисы Магды Шнайдер – матери Роми Шнайдер, так что благодаря этим и другим картинам я существенно пополнил свой культурный багаж…

Этот багаж потом очень пригодился Вадиму: и во время учебы в кинотехникуме, и когда он служил в военно-морской авиации, и при поступлении на журфак. Потом была журналистская работа в городских газетах и лекторская – в Бюро пропаганды киноискусства и обществе «Знание», которой Вадим Брусянин отдал три десятка лет. Кино уверенно вело его по жизни. В 2003 году киновед и радиоведущий стал лауреатом журналистской премии «Золотое перо» в номинации «За преданность теме». И он верен ей по сей день.

Татьяна Позняк

Петербургский дневник

Фотография Дмитрия Фуфаева

Фотоальбом

Комментарии


Пользователем васильева (чернявская) галина анатольевна было прокомментировано
25 Ноября 2017 в : 19:40
хотелось бы связаться с кем-нибудь,близко знавшими Вадима Олеговича Брусянина
Оставить комментарий:


Символом * отмечены поля, обязательные для заполнения.
Разработка и поддержка сайта УИТ СПбГМТУ                 Copyright © 2006-2018. ПФК. All rights reserved.