История создания
 Структура
 Организационные    принципы
 Персоналии
 СМИ о ПФК
 Кинопроцесс
 Мероприятия
 Статьи и проекты
 Премия ПФК
 Лауреаты
 Контакты
 Фотоальбом



  От ярости до радости  

На Московском международном кинофестивале, открывшемся на 2 месяца раньше обычного, произошли некоторые перемены. Интереснее прошлых лет оказалась конкурсная программа. Из всех фильмов, которые удалось посмотреть, все на хорошем среднеевропейском фестивальном уровне. На этом фоне уместно и простительно выглядит и включение в конкурс легкомысленного дебюта китаянки Ян Гэ «Ню», что по-китайски означает «корова».

Сюрприз про «корову» приготовлен зрителю к финалу, а поначалу мы воспринимаем название во французском значении этого слова. Для этого прекрасная Ян Гэ, представлявшая в конкурсе Россию, даёт многочисленные поводы. Одетой героиню видим редко. По совету подруги сердечную травму с неудачной лавстори она лечит новыми любовными приключениями. И тут Ян Гэ (она же режиссёр, продюсер и т.д.) предстоит испытать много любопытного. Перед ней открывается целый веер возможностей, она попадает в презабавные ситуации. Скажем, у одного кавалера в самый ответственный момент выходит из строя, как писали во времена Державина, «скипетр страсти». А другой кавалер чем-то разозлит героиню, и она выгоняет его ночью на улицу, но метро уже не работает… И так далее. Снятый в клиповой манере фильм наверняка зацепит молодёжную аудиторию, а Ян Гэ, в обычные дни работающая в «Гоголь-центре», – наша восходящая звезда. Почему все звёзды нам светят с Запада. Пусть хотя бы одна будет с Востока

Другой русский фильм, снятый совместно с Арменией, представил режиссёр Александр Котт. На этот раз мастер рассказал о страшном землетрясении 1988 года, которое разрушило город Спитак, унесло 25 тыс. жизней и оставило без крова около полумиллиона человек. Фильм так и называется – «Спитак». Поражает в нём человеческая история, рассказывающая о том, как это известие резко сломало жизнь успешного армянина Гора, уже несколько лет как перебравшегося в Москву. А в Спитаке у него бывшая жена и любимая дочь! Он летит, едет, карабкается по скалам, чтобы добраться до разрушенного дома, под руинами которого, может, ещё живы жена и дочь. Он прикладывает человеческие и нечеловеческие усилия, чтобы разобрать развалы, что ему одному сделать не под силу. Ложится, например, под грузовик с военными, которых удалось разжалобить. В фильме поражает и визуальный ряд, воссозданный при помощи декораций под Ереваном разрушенный город, общие планы, масштаб проделанной работы по реконструкции хаоса и катастрофы.

В последнее время на фестивалях часто в конкурс приглашаются якутские фильмы. Можно говорить о «якутской волне». Вот и на ММКФ был фильм из Якутии режиссёра Эдуарда Новикова «Царь-птица». От экрана не оторваться. Судите сами. В домике, заметённом снегом, где-то вдали среди вечной мерзлоты у одинокой и страшной лиственницы живут старик и старуха. И всё у них налажено, как часы, но неожиданно появляется на ветке лиственницы огромный орёл. И старикам становится не по себе. Они приглашают шамана, который вступает в контакт с духами, имеющими влияние на орла. Советует зарезать бычка, а сердце и печень принести орлу в жертву. Но орёл не улетает, хотя жертвой лакомится с удовольствием. Напротив, он намерен поселиться у стариков, и когда они открывают дверь, врывается в их жилище и облюбовывает себе место в «красном углу» на полке рядом с иконой. Старик не решается убить орла, который явился ему укором за какой-то вред, нанесённый якутом гнезду его предков. Старик ничего этого не помнит, но верит версии шамана и подкармливает птицу. А действие происходит в социалистические 1930-е годы. Возле жилища якутов появляются красные комиссары и спокойно пристреливают царь-птицу. Безутешный якут хоронит её по православному обряду. Вот такая история. Очень, на мой взгляд, изысканная. Её можно смотреть, даже зная сюжет, как делал я. Просто экзотика в этом фильме доведена до совершенства, а виды грозной и мрачной лиственницы можно заключать в рамку и вешать в любом музее, претендующем на современное искусство.

Традиционно на ММКФ показывают свои новинки наши друзья из Италии. На этот раз в конкурсе два итальянских фильма – «Неаполь под пеленой» (режиссёр – турок по происхождению Ферзан Озпе‑ тек) и фильм «Ричард спускается в ад» (совместно с Францией,  режиссёр – итальянка Роберта Торре). Оба фильма сняты с размахом и выдумкой, но довольно безвкусны. Фильм открытия начинается с постельной сцены, которая длится минут 10 и показывает совокупляющихся в самых разных позах (Камасутра отдыхает) привлекательных молодых мужчину и женщину в разных ракурсах. Когда сцена закончилась, зал церемонии открытия зааплодировал. И правильно. На этом фильм можно было бы и заканчивать.

Криминальный шансон «Ричард спускается в ад» снят жирными красками, а актёры практически все рыжие клоуны. Хотя Ричард, выпущенный из сумасшедшего дома и претендующий на владычество над Римом, клоун чёрного цвета. Его радостно встречает мужской кордебалет, который засасывает его в свою воронку. В подземелье под дворцом верные ему люди-личинки подслушивают все разговоры придворных и членов правящей династии. Хорошо вооружённый информацией, Ричард устраняет ненавистных братьев. Снявшая парик и обнажившая египетский череп с татуировкой его царственная мамаша разряжает свой револьвер в нашего героя. В оправдание своему поступку, кажется, поёт песенку. Короче, какое-то отвращение от увиденного остаётся. Чем же его смыть? Впечатлением от хорошего фильма.

Таким добротным фильмом стал «12‑й человек», снятый режиссёром из Норвегии Харольдом Цвартом. С несколько преувеличенным самомнением режиссёр рассказывает историю непостижимого спасения молодого диверсанта, которого англичане вместе с ещё 11 солдатиками отправили к норвежскому берегу, чтобы что-то взорвать. Но фашисты перехватили их утлое судёнышко, расстреляли его, а потом и всех выплывших на берег диверсантов. Кроме одного! Он спрятался. Шеф местного отделения SS не верит, что он утонул в холодной воде и начинает поиск. Но верные люди спасают продрогшего героя, которому в ледяной воде пришлось перебраться на другой берег. А потом будут передавать его из рук в руки. Так что я втянулся и стал «болеть» за героя (Томас Гуллестад), а виды норвежских фьордов, скал, пещер и ущелий то на закате, то на рассвете давали такой праздник глазам, что иногда хотелось, чтобы герой помучился ещё побольше.

Но настоящий шедевр под  названием «Гнев» (Португалия, Франция, Бразилия) снял Сержиу Трефо, который перенёс действие на юг Португалии 1950 года. Трагедия уносит жизни героев, над которыми владычествует античный рок. Они живут за гранью нищеты. Но как красива и отточена эта нищета в каждом чёрно-белом кадре. Какие ясные у них лица. Как поэтичен их дом, у которого скоро начнёт разрушаться кровля. И как аппетитно выглядят кусочки жареной корейки, которые герой (он в фильме муж, сын, брат и отец) купил на первые «грязные» деньги, полученные от участия в контрабанде. Вся дальнейшая история – это рассказ, как герой и его семья дошли до жизни такой. Возрождающий эстетику неореализма фильм сказочно красив, нет ни одного случайного кадра. Жаль, если жюри его не отметит. Я бы отметил просто непременно.

 

Сергей Шолохов, "Аргументы недели"

Фотоальбом

Комментарии


Оставить комментарий:


Символом * отмечены поля, обязательные для заполнения.
Разработка и поддержка сайта УИТ СПбГМТУ                 Copyright © 2006-2018. ПФК. All rights reserved.